Катарские Принцессы Хинд Хамад Аль Тани и Аль-Майясса

Змеиное гнездо: Шейха Моза и отречение эмира Катара

Корреспонденты Financial Times в Катаре опубликовали любопытный материал, проливающий новый свет на только что завершившуюся смену власти в эмирате.

С ее сыном на троне, бывшая первая леди, Шейха Моза, может чувствовать себя в безопасности.

Ее имя не было упомянуто в прочувственном посвящении родителю, которое только что коронованный сын произнес, обращаясь к нации. Не появилась она и во время трансляции принесения присяги тысячами катарцев
новому эмиру Шейху Тамиму бина Хамад а-Тани и “эмиру-отцу”.

Но Моза бинт Нассер аль-Мисснед была в самом сердце дворцовой драмы в Дохе, драмы, которая достигла пика на этой неделе, когда ее супруг отрекся в пользу ее сына, что стало беспрецедентным моментом в современной истории монархий Залива.

Произошедшее стало не просто передачей трона ее сыну – одному из 24 детей Шейха Хамада от трех жен. Оно также стало кульминацией ее борьбы с самым страшным врагом Шейхи в византийском мире катараской политики – премьер-министром шейхом Хамад бин Яссимом, который был отстранен от власти.

С ее чеканным профилем, с ее знаменитыми гламурными тогами, и ее необычной общественной ролью в ультра-консервативном Заливе, 53-летняя Шейха Моза обеспечила себе место в истории Катара – ни много ни мало, а в качестве матриарха эмирата. Один из ее союзников сказал о коронации: “Это был ее звездный час”.

Отречение мужа также означает, что ей придется привыкать к более скромной роли – после нескольких десятилетий, в течение которых она была самой узнаваемой женщиной Залива. Между тем, Шейх Тамим еще должен назвать одну из своих двух жен в качестве коронованной супруги.

Салман Шейх из Brookings Doha Center комментирует: “Я уверен, что Шейха Моза теперь уйдет в тень. Но также, как и ее муж, она продолжит оказывать стабилизирующее влияние, на то, что происходит вокруг”.

Элегантная Шейха стояла за покупкой катарским инвестиционным фондом итальянского модного лейбла Valentino в прошлом году. Она также привлекала внимание модных журналистов – наряду с другими первыми леди – Мишель Обамой и Карлой Бруни.

У себя на родине она приковывает внимание, и одновременно, является источником раздражения. В Заливе, где первых леди не видят, ее внешний вид – она носит хиджаб, но отказывается носить чадру, и ее экономическая и общественная активность шокируют.

Шейха сумела создать себе базу поддержки – через Qatar Foundation – организацию, занятую вопросами образования и научных исследований. Около 15 лет назад она основала Education City – с отделениями в таких престижных заведениях, как Georgetown и Weill Cornell.

Это стремление к просвещению и развитию резко контрастирует с проявленной ею приверженностью к катарским автократическим традициям. В 2008 году Шейха Моза стояла за созданием центра свободной прессы в Катаре. Ее возглавил бывший глава Reporters Without Borders Робер Менар. Не прошло и года, как Менар ушел, прокляв ” неприятие некоторыми катарскими чиновниками центра свободной прессы”.

Шейха считается чрезвычайно работоспособной, лояльной, твердой и физически крепкой. Говорят, что она наслаждается спиннингом. Те люди, которые столкнулись с возглавляемым ею Qatar Foundation, характеризуют организацию не иначе, как “змеиная яма”.

Шейха родилась в Катаре в 1959, в семье богатого торговца. Ее отец рассорился с эмиром и уехал в изгнание – в Египет и Кувейт. По слухам, она встретила Хамада, за которого вышла замуж в 18, когда тот пытался обговорить условия возвращения ее клана в Катар. И для нее переворот 1995, когда Хамад отстранил от власти отца, стал ни чем иным, как личной местью за невзгоды, пережитые ее семьей.

Читайте также:
Макияж для каре зеленых глаз: все секреты

Несмотря на то, что она лишь вторая жена эмира, и третью жену сосватали специально для того, чтобы ограничить влияние Мозы, никто не сомневается в том, что именно она – первая леди.

По словам ее поклонников, Шейха, как и эмир, отличается независимым складом ума. После свадьбы она вернулась в Катарский Университет и закончила образование, получив академическую степень по социологии.
Говорят, что партнерские отношения Шейхи и Хамада очень сильны: во время встреч с иностранными гостями один часто заканчивает фразу, начатую другим.

Именно Шейха Моза убедила мужа вмешаться в Ливии на стороне мятежников в 2011, когда Муамар Каддафи мог взять Бенгази. Это стало определяющим моментом в новой истории Катара, началом его выдвижения на первый план. Связь Мозы с Ливией появилась задолго до войны – ее отец был торговым партнером важного клана в Бенгази.

Несмотря на это, аналитики предсказывают, что ее сын изменит позицию относительно бушующего в регионе пожара, и, в первую очередь, сирийской войны. Причиной этому является хор обвинений во вмешательство во внутренние дела других государств, вмешательстве, которое поможет поставить под угрозу будущее монархий Залива.

Наибольшим влияние шейхи будет на родине, где она, вместе с мужем, возглавляет элиту, осуществляющую политические, культурные и образовательные реформы, цель которых – приспособить нацию к переживаемым ею изменениям. Некоторые решения, проведенные эмирой, были отменены – например, попытка сделать английский основным языком в учебных заведениях. Говорят, что на отмене настоял принц Тамим.

Многие ожидают, что новый правитель сделает ударение на сохранении национальной самобытности и традиций страны, 85% населения которой составляют мигранты. После того, как ее победа гарантирована, Шейха Моза должна приспособиться к новым реальностям. Мистер Шейх из Brookings Doha Center говорит: “Ей нужно будет проявить аккуратность в т ом, как теперь она проецирует свое влияние. И она эту аккуратность проявит”.

Sheikha Moza, matriarch of the modern Gulf. Simeon Kerr and Roula Khalaf, Financial Times. June 28, 2013

Восточные принцессы: жены и дочери шейхов

Статус: жена короля Марокко Мухаммеда VI.

Возраст: 36 лет.

Род деятельности: инженер.

Дети: сын Мулай Хассан, дочь Лалла Хадиджа.

Король Марокко и Лалла встретились в 1999 году на закрытом мероприятии. Король впервые публично объявил имя своей будущей жены, чем удивил общественность, так как такие данные остаются конфиденциальными. Через 3 года после начала отношений состоялась свадьба, через год у них родился сын, а еще через четыре – дочь. Принцесса стала почетной гостьей на свадьбе принца Уильяма и Кейт Миддлтон. Пользуясь своим положением и влиянием, Лалла участвует в благотворительных акциях по профилактике рака и СПИДа в Африке.

Рания Аль-Абдулла

Статус: жена короля Иордании Абдаллы II.

Возраст: 44 года.

Род деятельности: аналитик.

Дети: две дочери – Иман и Сальма, два сына – Хуссейн и Хашим.

После того, как девушке отказали в управляющей должности в иорданском представительстве Apple, она перешла в Citibank Иордании, который принадлежал сестре и зятю короля Абдаллы. Там пара и познакомилась в 1993 году. Рания, пожалуй, одна из самых прогрессивных королев. Она побывала в Америке на шоу Опры Уинфри, где рассказывала о своей жизни, слушает вместе с сыновьями композиции Coldplay, 50 Cent и Alicia Keys, общается с жителями Иордании на своем сайте, ведет твиттер-аккаунт. Она помогает женщинам участвовать в экономической жизни страны, выступает в защиту их прав и создала первый центр для детей – жертв жестокого обращения. Рания признана королевой элегантности по версии журнала Hello. Она одна из немногих, кто может сочетать арабский костюм и одежду в западном стиле.

Читайте также:
12 летних образов в изящном французском стиле

Моза бинт Насер аль Миснед

Статус: вторая из трех жен третьего эмира Катара Хамада бен Калифа-аль-Тани

Возраст: 55 лет.

Род деятельности: социолог.

Дети: две дочери – Халифа и Аль-Майясса, пятеро сыновей – Тамим, Джасим, Джоан, Мохаммед и Хинд.

Моза по сравнению с другими восточными женами имеет ряд государственных и международных должностей: глава катарского фонда образования, науки и общественного развития; президент совета по семейным вопросам; вице-президент совета по образованию, спецпосланник ЮНЕСКО. Супруга эмира Катара хочет превратить страну в центр современных передовых технологий, деловой, общественный и политический регион. Она учредила Арабский демократический фонд, который занимается вопросами свободы СМИ. Катарский парк наук и технологий также был открыт по ее инициативе. Сейчас туда привлечено инвестиций на 225 миллионов. Моза имеет почетные звания 5 университетов, среди которых университет Карнеги-Мелон и Имперский колледж Лондона. Также она является дамой-командором Ордена Британской империи.

Хайя бинт аль-Хусейн

Статус: супруга вице-президента, премьер-министра ОАЭ, правителя Дубая шейха Мохаммеда ибн-Рашида аль Мактума.

Возраст: 40 лет.

Род деятельности: политик.

Дети: дочь Аль-Джалила.

Принцесса Хайя активно занимается благотворительностью. Она основала первую арабскую неправительственную организацию “Есть, чтобы жить” для борьбы с голодом в Иордании. Сейчас она председатель дубайского Международного гуманитарного городка, посланец мира ООН и посол доброй воли Всемирной продовольственной программы. Хайя профессионально занимается конным спортом. В 2000 году она выступила знаменосцем команды Иордании на Олимпийских играх в Австралии. В 2002 году стала первой арабской женщиной, которая приняла участие в чемпионате мира по конному спорту. В 2006-м была избрана президентом Международной федерации конного спорта. В 2008 году ее жеребец выиграл три крупнейших британских приза и был выбран лучшей скаковой лошадью мира. Хайя – яркая представительница правящей семьи ОАЭ. На официальных мероприятиях она предпочитает сдержанные наряды и закрывает волосы легким шарфом, а во время зарубежных поездок выбирает европейский стиль.

Дина Абдулазиз Аль Сауд

Статус: принцесса Саудовской Аравии.

Род деятельности: финансист.

Дети: дочь и два сына-близнеца.

Дина – владелица бутика эксклюзивных вещей, покупку в котором можно сделать только после ее личного приглашения. По желанию принцессы Диана фон Фюрстенберг увеличила длину своего платья, а Кристиан Лабутен назвал одну из своих моделей ее именем. Дина успешно сочетает восточный шарм с западными веяниями. Короткая мальчишеская стрижка, платья женственного силуэта, босоножки на шпильке – составляющие стиля Абдулазиз.

Адила бинт Абдаллах

Статус: дочь короля Саудовской Аравии.

Род деятельности: общественный деятель.

Дочь короля Абдаллы известна в СМИ своей приверженностью к реформам. Вопреки наставлениям отца она хочет изменить традиционное положение женщины в арабском обществе. Принцесса выступает против черного покрывала и абайи, которую девочкам положено носить с 13 лет. Все больше девушек по следам Адилы выбирают новые фасоны, которые будут отражать их индивидуальность. Помимо реформ, Адила привлекает внимание общественности к проблемам людей с особыми потребностями. Ее королевское высочество проводит торжественные вечера, на которых проходят сборы средств.

Амира Аль Тавил

Статус: бывшая жена саудовского принца Аль-Валида бин Талала.

Возраст: 32 года.

Род деятельности: аналитик.

Принцесса является вице-председателем совета попечителей Фонда по борьбе с бедностью, последствиями катастроф, поддерживающего права женщин и межконфессиональный диалог. Амира также возглавляет международный совет по трудовой занятости молодежи. Бывший супруг Амиры – принц аль-Валид, член Саудовской королевской семьи, предприниматель и инвестор. Он входит в список самых богатых людей мира, занимая 22 строчку. Сейчас Амира занимается вопросами развития женского предпринимательства. Она призывает сильных бизнесменов, влиятельных меценатов и инвесторов решать мировые проблемы в области занятости, продовольствия и образования.

Читайте также:
Маникюр голубой оранжевый с акварельным дизайном: маникюр, фото дизайна ногтей

Супруги аль-Валид и аль-Тавил развелись спустя 2 года после заключения брака. Причины развода не раскрываются, супруги остались хорошими друзьями. Это первый пример развода на столь высоком уровне на Ближнем Востоке.

Как дочь оппозиционера стала женой арабского правителя и королевой сердец Востока: Блистательная шейха Моза

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Трудно поверить в то, что всего два десятилетия назад положение женщин Катара было крайне печальным. Они не имели права даже голосовать и водить автомобиль, получить хорошее образование женщине было почти невозможно. Сегодня же они не только учатся в престижных вузах, но и составляют конкуренцию мужчинам на политической арене страны. И за многими из этих изменений стоит личность великолепной шейхи Моза, дочери мятежника, ставшей настоящей королевой сердец Востока.

Достойная дочь своего отца

Шейха Моза. / Фото: www.howmade.ru

Её отец, Нассер бин Абдулла Аль-Мисснид, был довольно известным в Катаре бизнесменом и политиком. Его дочь Моза, рожденная в 1959 году, с детства воспитывалась в уважении к мусульманским традициям и с осознанием важности получения образования. Именно отец учил её уважать свои корни, почитать законы, но при этом всегда стремиться к лучшему, развиваться, получать образование и впитывать знания. Моза, как и все её братья и сёстры, училась в Великобритании, но высшее образование она решила получить на родине в Катаре.

Шейха Моза. / Фото: www.style-info.guru

Её не пугали трудности. Пример отца, который в своё время был политическим заключённым и даже был вынужден вместе с семьёй бежать в Кувейт, говорил ей о том, что нужно уверенно идти к своей цели и преодолевать проблемы по мере их поступления. Отношение к девушкам-студенткам в Катаре в 1970-е годы было крайне отрицательным, но Моза твёрдо решила получить диплом Катарского института по специальности «социология».

Именно в студенческие годы и состоялась её судьбоносная встреча с будущим мужем, наследным принцем Катара.

Первая леди

Шейха Моза и Хамад бин Халифа Аль Тани. / Фото: www.stb.ua

Хамад бин Халифа Аль Тани обратил внимание юную красивую студентку и вознамерился завоевать её сердце. Но девушка была предвзята по отношению к наследному принцу. Их отцы были злейшими врагами, именно отец претендента на её руку и сердце был для Мозы олицетворением отживших устоев. Но Хамад сумел доказать юной Мозе: он вовсе не является сторонником политики отца и мечтает о преобразованиях в стране не меньше, чем она сама. В результате 16-летняя дочь оппозиционера стала второй женой сына правителя.

Шейха Моза и Хамад бин Халифа Аль Тани. / Фото: www.liketka.com

Кажется, после свадьбы у неё был только один путь: рожать супругу детей и всегда оставаться в его тени. Но Моза сделала свой выбор. Поначалу она действительно рожала детей (их у неё семеро, пять сыновей и две дочери) и познавала тонкости жизни во дворце. Но в 1986 году она вернулась к учёбе, спустя четыре года окончила институт и продолжила образование в катарском университете, получив диплом магистра по специальности «государственная политика». Потом она прошла стажировку и обучение за рубежом, став обладателем почётных докторских степеней престижных американских и британских учебных заведений.

Шейха Моза и Хамад бин Халифа Аль Тани. / Фото: www.pinimg.com

Своим умом, трудолюбием и целеустремлённостью она заслужила доверие и восхищение супруга. Немыслимое дело, он стал считаться с её мнением, что было не принято. Впоследствии историки отметят влияние Мозы на мужа. Вторая жена Хамада бин Халифа Аль Тани, несомненно, сыграла свою роль в произошедшем мирном перевороте в Катаре в 1995 году.

Читайте также:
Бордовый педикюр: маникюр, фото дизайна ногтей

Начало правления шейха ознаменовалось многочисленными реформами, превратившими Катар в прогрессивную страну. Уже тогда был основан Qatar Foundation, возглавила который шейха Моза, а в сферу его влияния вошли общественное развитие, наука и образование.

Восточная королева сердец

Шейха Моза и Хамад бин Халифа Аль Тани. / Фото: www.hamshahrionline.ir

Благодаря деятельности фонда в стране стали открываться филиалы престижных учебных заведений мира, а доступ к образованию получили все слои населения. На женщин, поступающий в университеты, перестали смотреть с неодобрением и осуждением, и теперь они могут не довольствоваться только ролью жены и матери.

В 2003 году она стала Специальным посланником ЮНЕСКО по вопросам образования. Шейха Моза основала фонд Education Above All, целью которого является помощь в становлении подростков и молодёжи из неблагополучных семей. Шейха начала посещать страны Третьего мира, где занималась реализацией образовательных проектов и дарила надежду на будущее. Она не просто общалась с людьми, а открывала для них двери в мир знаний.

Шейха Моза в Судане. / Фото: www.liveinternet.ru

Сегодня шейху Мозу считают одним из самых влиятельных деятелей Востока, её заслуги отмечены множеством престижных наград, в том числе и титулом дамы-командора Ордена Британской Империи. Она часто появлялась на приёмах вместе с супругом, сопровождала его в поездках и даже отправлялась за рубеж без него, что раньше было просто немыслимо для катарских женщин. Она не стремилась разрушать традиции, а просто хотела лучшего для своей страны. По словам шейхи Мозы, её всегда вдохновляли помощь и поддержка мужа, который верил в её «способность приносить позитивные изменения».

Шейха Моза. / Фото: www.heroine.ru

Она являет собой истинную икону стиля для арабских женщин. Шейха Моза не носит хиджабы, надевая вместо них изысканные тюрбаны, а её нарядам от известных брендов может позавидовать любая европейская модница. При этом её внешний вид – это исключительно плод её вкуса, так как услугами стилистов шейха не пользуется.

Шейха Моза. / Фото: www.privately.ru

Она смогла воспользоваться своим влиянием на супруга и настоять на том, чтобы он сделал наследным принцем не своего сына от первой жены, а их старшего сына Тамима бин Хамад Аль Тани. Поэтому после ухода супруга с престола она продолжает заниматься общественной деятельностью и не собирается на покой.

К сожалению, далеко не во всех арабских странах жизнь жены шейха похожа на сказку. На протяжении 15 лет младшая жена шейха ибн Рашида во всех интервью превозносила человеческие качества своего супруга и благодарила Бога за счастье находиться рядом с ним. А после сбежала, забрав детей и 40 миллионов долларов.

Между прогрессом и традициями: как живут и работают женщины в Катаре

Катар считается прогрессивной арабской страной, а жена бывшего катарского эмира, шейха Моза — олицетворением свободной и сильной арабской женщины, которая не носит хиджаб и активно выступает за равноправие. Между тем в стране до сих пор действует система опеки мужей над женами, а некоторые катарки бегут за границу. Разбираемся, как эта арабская страна пытается найти свое место в современном мире и сохранить традиции

После прихода к власти «Талибана» (запрещенная в России организация) из Афганистана стали поступать сообщения о нарушениях прав женщин — от запрета на занятие государственных должностей до физического насилия. Так, Фаузия Куфи, экс-кандидат в президенты страны, была посажена под домашний арест. Ей удалось бежать — и в качестве убежища она выбрала Катар, куда ранее были эвакуированы ее дочери. «Катарское правительство было одним из многих, кто очень слаженно и организованно помогал эвакуировать наших людей в безопасные места. Когда женщины принимают решения, мир становится лучше», — написала она в Twitter.

Читайте также:
Корейские прически для девушек с челкой, мужские стрижки, кореянки с каре и короткими волосами

27 июня 1995 года, отстранив эмира Халифу бин Хамада Аль Тани, к власти в Катаре пришел его сын Хамад бин Халифа Аль Тани — и вскоре изменил страну до неузнаваемости. Сосредоточившись на привлечении иностранных инвестиций, он превратил Катар в одного из крупнейших экспортеров газа в мире, войдя в состав «большой газовой тройки» (наряду с Россией и Ираном). Изменения коснулись и социальной сферы: принятые эмиром законодательные акты официально уравняли гражданские права женщин и мужчин.

Ролевые модели

В 2012 году на церемонии открытия Олимпиады в Лондоне флаг сборной Катара несла 19-летняя спортсменка — стрелок из пневматической винтовки Бахия Аль-Хамад. По ее словам, это был «по-настоящему исторический момент»: Катар участвовал в Олимпийских играх с 1984 года, но ранее ни разу не отправлял на них женщин, да и стрельба долгое время была мужским занятием.

За последние несколько десятков лет нормализовались и другие вещи. «Десять лет назад ни один респектабельный катарский мужчина не шел бы рядом со своей женой; скорее, он шел на два или три шага впереди нее, — говорится в отчете исследовательской компании RAND. — В наши дни мужчины и женщины не только ходят бок о бок — нет ничего необычного в том, чтобы увидеть мужчин и их жен в чадрах, прогуливающихся вместе в модном торговом центре Дохи в центре города, держась за руки».

Равенство людей вне зависимости от пола было закреплено в Конституции 2003 года. В том же году министром просвещения впервые в истории страны стала женщина — поэтесса, политик и обладательница степени бакалавра арабского языка шейха Аль-Махмуд. К 2008-2009 году в Университете Катара 76% учащихся составляли студентки. В среднем уровень образования катарских женщин выше, чем уровень образования мужчин. Катарские девочки чаще, чем мальчики, заканчивали среднюю школу и в два раза чаще успешно сдавали экзамены. Среди 25-летних катарцев на каждые 100 женщин с высшим образованием приходилось только 46 мужчин равной квалификации.

В 2001 году закон о государственной службе и постановления Совета министров уравняли права и обязанности мужчин и женщин на рабочем месте. В 2002 году был принят также закон, давший катаркам право на получение пенсии. В 2004 году вступил силу закон о труде, который гласит, что женщины и мужчины должны иметь равные трудовые права, в том числе в отношении зарплаты, и возможности карьерного роста.

Согласно данным RAND, женщины — наиболее быстрорастущая группа рабочей силы Катара, которая может внести значительный вклад в экономику страны. Если в 2009 году в стране работало только 49,1% женщин, то к 2019 году количество работающих катарок выросло до 58,2%. Это внушительная цифра по сравнению с другими странами Персидского залива: так в Бахрейне в 2019 году работало 44,61% женщин, а в Саудовской Аравии в 2020 году работало только 33%.

Жизнь катарок изменилась в том числе благодаря появлению новых женских ролевых моделей, ставших образцом для подражания. Так, шейха Ханади Аль-Тани — основательница и CEO инвестиционной компании Amwall, председатель совета директоров Q Auto. Шейха Абдулла Аль Миснад — экс-президент Катарского университета и член Высшего совета по образованию (на старте своей научной карьеры она написала диссертацию «Развитие современного образования в странах Персидского залива с упором на образование женщин»). Шейха Аль Маясса бинт Хамад Аль Тани — председатель попечительского совета Управления музеев Катара.

Читайте также:
Как сделать шугаринг в домашних условиях: поэтапная инструкция

Пожалуй, самая известная общественная деятельница Катара — шейха Моза бинт Насер аль-Миснад, «матриарх современного Персидского залива», как называют ее в Financial Times. Ее политическая деятельность и социальный активизм поначалу шокировали катарцев, зато благодаря ей в стране открылся Образовательный город, кампус с филиалами таких известных западных университетов, как Джорджтаун и Вейл Корнелл.

Фатма Хассан Аль-Ремайхи, глава Института кино в Дохе и одна из самых влиятельных женщин киноиндустрии по версии Variety, также не видит препятствий на пути катарских женщин к самореализации за пределами традиционной гендерной роли. «Катар по всем параметрам уже давно разбил так называемый стеклянный потолок. Наши показатели развития — по количеству женщин на руководящих должностях, уровню их образования, участию в предпринимательстве — лидируют в регионе», — заявила она Forbes.

Но хотя влиятельные катарки, принадлежащие к правящей семье и занимающие высокие посты, говорят о том, что традиции и религия не мешают женщинам учиться, работать и достигать успеха, на практике все гораздо сложнее.

Девочки на карантине

В ноябре 2019 года катарка Нооф аль-Мадид, приехавшая в Лондон, выложила в TikTok видео, которое быстро стало вирусным и набрало почти 1 млн просмотров. В нем она рассказывала, как готовила отъезд из страны и просила убежища в Великобритании. В разговоре с организацией Human Rights Watch Нооф призналась, что она годами страдала от домашнего насилия и ограничений на передвижение. По словам правозащитников, это не рядовой случай, а системная проблема.

Катарки официально имеют право работать, однако зачастую вынуждены получать на это разрешение опекунов — мужей или отцов, утверждает правозащитная организация Human Rights Watch. «Когда я работаю, я тот, кто подписывает контракты. С одной стороны, со мной обращаются как со взрослой, но с другой стороны, [дома] я не взрослая», — рассказывает одна из информанток Human Rights Watch. Просить разрешения у родственников-мужчин также нужно, если женщина хочет путешествовать или выйти замуж. Так, 32-летняя катарка анонимно рассказала Human Rights Watch, что ее брат не позволил ей заключить брак с иностранцем: «Мне нужна была его подпись, а он почувствовал себя сильным и отказал».

Официально правило опеки распространяется на женщин до 25 лет, однако случается, что его применяют и к женщинам старше этого возраста. Одна из информанток Human Right Watch рассказала, как в 2020 году сотрудники аэропорта Дохи задержали нескольких женщин старше 25 лет, путешествующих самостоятельно, и настояли на звонке опекунам-мужчинам, чтобы доказать, что они не пытаются бежать. Если катарка замужем и собирается поехать куда-либо в одиночестве, то вне зависимости от возраста ей могут решением суда запретить выезд по запросу мужа.

Другой пример: согласно закону, женщина может самостоятельно получить паспорт, однако были зафиксированы случаи, когда в выдаче документов отказывали, поскольку заявление на паспорт якобы «должен одобрить отец». Наблюдения и выводы Human Rights Watch подтверждает правозащитная организация Amnesty International: «Семейное право по-прежнему дискриминирует женщин, в том числе усложняя им процедуру развода, что ставит их в сложное экономическое положение, если они добиваются официального расставания или муж бросает их».

Опрошенные организацией женщины признавались, что опека оказывает негативное влияние на их психологическое состояние. Некоторые наносили себе увечья, думали о суициде, а также страдали от постоянного стресса и депрессии. Одна из них сравнила жизнь женщины с бесконечным локдауном, похожим на тот, что весь мир пережил в связи с пандемией, — только в Катаре «девочки находятся «на карантине» постоянно». Об этом говорит и Амаль Аль-Малки, катарская феминистка и декан-основатель Колледжа гуманитарных и социальных наук Университета Хамада бин Халифы: «Подумайте о COVID-19 и о том, что он сделал со всеми нами. Он повлиял на нашу мобильность. Когда вы ограничиваете мобильность какой-либо группы людей и обращаетесь с ними, как с людьми второго сорта, лишая их свободы передвижения, это, конечно, отражается на психическом здоровье».

Читайте также:
Как удалить волосы навсегда в домашних условиях: эффективные способы избавят вас от этой проблемы

Но что еще хуже, опека порождает насилие. «Опека усиливает власть и контроль, которые мужчины имеют над жизнью и выбором женщин, и может способствовать [гендерному] насилию, оставляя женщинам мало возможностей избежать жестокого обращения со стороны своих семей и мужей», — замечает Ротна Бегум, исследовательница в области женских прав и правозащитница.

В особенно уязвимом положении находятся мигрантки. По данным Amnesty International, им часто приходится работать по 16 часов в день, при этом работодатели нередко отбирают у них паспорта. Периодически нарушаются и права работающих катарок: доклад, опубликованный в 2012 году, сообщал, что разрыв в заработной плате мужчин и женщин составляет 25–50%.

Представитель катарского правительства, комментируя доклад Human Right Watch, со своей стороны заявил The Guardian, что Катар «открыто выступает за права женщин дома и за рубежом», а «гендерное равенство и расширение прав и возможностей женщин имеют ключевое значение» для страны.

Противоречия или культурное заявление?

Правозащитница и одна из соавторов отчета Human Rights Watch Ротна Бегум видит причину в том, что катарский истеблишмент на самом деле не хочет эмансипации женщин: «Они хотят, чтобы у мужчин была власть и контроль. Если законы меняются, правительство не информирует об этом женщин. Женщины вынуждены принимать решения, исходя из предположения, что они обязаны подчиняться мужчинам». Амаль Аль-Малки считает, что проблема в отсталости законов, которые не поспевают за социальными изменениями в стране.

Впрочем, и сами социальные изменения не везде равномерны: «Есть женщины, которые живут в прекрасной реальности, при поддержке правительства, но есть также женщины, которые подчинены устоям своей семьи и сообщества, которые мешают им учиться в Дохе или за границей», — говорит Аль-Малки. Она приводит такой пример: в начале 2020 года был отменен закон, требовавший разрешения опекуна для получения женщиной водительских прав. Однако некоторые женщины сообщили Human Right Watch, что они по-прежнему не могут получить права самостоятельно. «Чрезвычайно сложно изменить образ мышления», — объясняет Аль-Малки, подчеркивая, что важно не только менять законы, но и просвещать общество, чтобы изменить устоявшиеся патриархальные установки.

В том числе у самих катарок. Так доцент Катарского университета Амина Аль-Ансари в разговоре признается, что вышла на работу только после того, как ее последняя дочь вышла замуж. Катарским женщинам зачастую трудно найти баланс между традиционной ролью «хранительницы очага», с одной стороны, и открывающимися профессиональными возможностями — с другой.

Некоторые видят здесь не противоречия, а «особый путь». Например, та же Шейха Моза порой встает на защиту традиционных ценностей: «В нашей религии нет ничего, что препятствовало бы участию женщин в политической жизни». В 2007 году она осудила «колониальный феминизм», который, по ее словам, видит «бесконечное столкновение между освобождением женщин и религией».

Похожей точки зрения придерживается дочь Мозы, шейха Аль-Маясса. В отличие от матери она носит более закрытую и традиционную одежду. «Помню, один журналист спросил президента Катарского университета (женщину), не думает ли она, что абайя в каком-то смысле ограничивает ее свободу. Она ответила, что, напротив, чувствует себя более свободной, потому что может носить под ней все, что хочет. Она может прийти работать в пижаме, и никому не будет до этого дела», — утверждала шейха на одном из своих выступлений. По мнению Аль-Маяссы, абайя — такая же форма культурного заявления женщин, как индийское сари или японское кимоно.

Читайте также:
Ирокез прическа - виды для мужчин, широкий мини и короткий полу, стрижка могавк мужская

Ротна Бегум считает, что подлинное равенство между мужчинами и женщинами постепенно станет реальностью для Катара. Правозащитница настроена оптимистично: катарки, особенно молодые, устали от ограничений и дискриминации и все громче выступают за свои права. По мнению правозащитницы, перемены будут происходить и дальше, в том числе благодаря международному давлению.

7 влиятельных и успешных женщин Катара

Ее Высочество Шейха Моза является второй из трех жен эмира Катара Хамада бин Халифы и известна своей активной политической и общественной деятельностью. При участии возглавляемого ею фонда Qatar Foundation в Катаре был построен «Город образования», на территории которого расположились разные учебные заведения, в том числе восемь международных университетов. Также Шейха Моза является председателем фонда «Образование превыше всего» и имеет еще ряд государственных и международных должностей. Она поддерживает арабских модельеров, занимая пост почетного председателя благотворительного проекта Fashion Trust Arabia, который был запущен в сентябре 2018 года под ее патронажем.

Шейха Ханади бинт Насер Аль Тани

Who is Qatar

Одна из самых успешных катарских женщин, Шейха Ханади имеет капитал в более чем 15 миллиардов долларов (на февраль 2020 г.). Она известна как влиятельный инвестор, получила множество наград и щедро жертвует на благотворительность. Шейха Ханади также является специальным советником Standard Chartered Bank, а также генеральным директором торговой и подрядной компании Nasser Bin Khaled Al Thani & Sons Group. В июле 2012 года она основала компанию Q-Auto, которая занимается автомобилями Volkswagen и Audi. Она входит в число членов правления Dana Gas, компании по добыче природного газа, базирующейся в ОАЭ.

Буcайна аль-Ансари

Qatari Businesswoman Buthaina Al-Ansari in Exclusive Interview

Буcайна аль-Ансари – одна из ведущих деловых женщин Катара и основательница компании Tamkeen Training and Consulting Solutions, которая занимается продвижением женщин на рынке труда. Она также является членом сети деловых женщин MENA и членом правления Ассоциации деловых женщин Катара.

Айша аль-Мудахка

Aysha Al Mudahka Appointed CEO of Qatar Business Incubation Centre

Главный исполнительный директор катарского бизнес-инкубационного центра, который является крупнейшим на Ближнем Востоке, а также член-учредитель Центра Roudha, который продвигает женское предпринимательство и инновации, Айша аль-Мудахка специализируется на переосмыслении бизнеса на развивающихся рынках.

Ханан Мохаммед аль-Кувари

H.E. Dr. Hanan Mohamed Al Kuwari: The Minister of Public Health in Qatar

Ханан Мохаммед аль-Кувари, занятая в сфере управления здравоохранением, в 2015 году заняла 20-е место в списке 100 самых влиятельных арабских женщин на Ближнем Востоке. В январе 2016 года она стала Министром общественного здравоохранения Катара и входит в состав нескольких медицинских комиссий в Катаре и Соединенных Штатах. Возглавив крупнейшую государственную больницу Катара Hamad Medical Corporation, госпожа Ханан за год превратила ее в крупный академический медицинский центр.

Найла Аль Тани

Nayla Al Thani 2

Выступая за гендерное равенство и расширение прав и возможностей женщин в регионе, Найла Аль Тани относится к новому поколению образованной молодежи. После окончания учебы в Нью-Йорке она вернулась в Катар в возрасте 22 лет и начала преподавательскую карьеру с помощью неправительственной организации Teach for Qatar. Найла говорит, что для нее традиционный стереотип о женщинах как домохозяйках «заменяется общественным ожиданием того, что женщины будут работать и использовать свое образование».

Читайте также:
Зимний макияж 2022: модные идеи, главные тенденции, а также красивые новинки

Шейха Аль-Маясса бинт Хамад Аль Тани

Sheikha Al Mayassa lauds Qatar schools for dedication to arts, heritage and creativity

Дочь правящего эмира Катара Хамада ибн Халифы Аль Тани, Шейха аль-Маясса была объявлена международным журналом современного искусства ArtReview самым влиятельным человеком в искусстве. Она основала благотворительную организацию «Протяни руку помощи Азии», которая призвана помочь жертвам стихийных бедствий в Азии путем предоставления им качественного образования. Шейха Аль-Маясса также возглавляет Управление музеев Катара и Институт кино в Дохе.

Первая леди Катара. Серый Кардинал Персидского Залива.

Матриархат в мусульманском государстве кажется чем-то невообразимым. Но у Катара есть все шансы стать исключением из правил. А все благодаря мудрой, амбициозной и властолюбивой матери нового эмира – шейхе Мозе.

После неожиданного отречения шейха Хамад бин Халифа Аль Тани в пользу своего сына все только и говорят, что новый эмир находится под каблуком матери.

А эксперты идут и того дальше, отмечая, что идея беспрецедентной в истории эмирата передачи власти принадлежит именно ей.

Первая леди Катара. Серый Кардинал Персидского Залива.

[показать]
Моза бинт Насер аль-Миснед прирожденный комбинатор. Она родилась в семье видного катарского торговца. Из-за ссоры с прежним эмиром отец Мозы впал в немилость, и семье пришлось переехать в Египет, а затем в Кувейт. Девочка росла в атмосфере изгнания и обиды на эмира Катара.

За границей он получила среднее образование и довольно прогрессивные взгляды на жизнь. К традиционному воспитанию и чувству уважения патриархального строя, прибавилось осознание того, что женщина тоже многого может добиться в жизни, если захочет. Когда девушке было 18 лет, она

Когда девушке было 18 лет, она познакомилась с наследным принцем Катара Хамад бин Халифа аль-Тани, который помогал ее отцу вернуться на родину.

Сначала она поступила в Университет Катара на факультет психологии, стажировалась в престижных американских университетах. Казалось бы, зачем диплом, если девушка вот-вот станет членом королевской семьи. Но Моза твердо стояла на своем и не бросила учебу даже после замужества.

Первая леди Катара. Серый Кардинал Персидского Залива.

Попав в королевский дворец, Моза сразу же поняла, что там нужно быть сильной, чтобы выжить. Интриги, козни первой жены шейха Хамада, непрерывная борьба за власть – всему этому девушке пришлось обучиться за короткое время. Вскоре придворные стали замечать, что молодая женщина обретает все большую власть над своим мужем. пока
Теперь эксперты не исключают, что даже свержение отца Хамада, в 1995 году во время отпуска в Швейцарии было очередными кознями Мозы. Впрочем, тогда об этом еще никто не задумывался. Был важен результат: шейх Хамад стал новым эмиром, а шейха Моза подобралась максимально близко к власти.
В странах персидского залива эта женщина вызывает одновременно восхищение и раздражение. Ни одна из жен монархов не появлялась так часто на публике, как Моза. Ее элегантный стиль и утонченный вкус вызывает восхищение европейских дизайнеров. А мусульмане не перестают возмущаться тем, что она носит подчеркивающие фигуры платья и покрывает голову тюрбаном, совсем позабыв о традиционной черной абае.
[показать]
Но что еще возмутительнее для мусульман – Моза активно вмешивается в общественную и политическую жизнь: имеет ряд государственных и международных должностей, возглавляет Фонд образования, науки и общественного развития Катара и является спецпосланником ЮНЕСКО. А в 2010 году шейха получила звание дамы-командора ордена Британской империи.

Первая леди Катара. Серый Кардинал Персидского Залива.

[показать]
Действительно, у Шейхи Мозы жесткий характер. Но иначе она бы просто не смогла отстоять свое место под солнцем. Поговаривают, что шейх Хамад женился в третий раз на зло Мозе, тем самым демонстрируя, что ее власть небезгранична.
[показать]
Но все равно ни одна другая женщина не смогла сравниться с Мозой, которая к тому времени стала знатоком дипломатического протокола и международного этикета, ведь именно она сопровождала мужа во всех зарубежных поездках.

Читайте также:
Легкие велосипеды: какие бывают и как выбрать?

Быть стильной в США или в Европе – это одно, быть стильной в Катаре совсем другой вариант.
Её Высочество шейха Моза бинт Насер аль-Мисснед – вторая жена из трех эмира Катара шейха Хамада бен Халифа аль-Тани. Она родилась в 1959 году, в 1977 году в 18 лет вышла замуж за наследного принца Катара. Шейха Моза мать семерых детей, у нее две дочери и пять сыновей.
В 1986 году она закончила социологический факультет Национального университета Катара. Шейха Моза делала доклады в университетах США и различных общественных организациях, стремясь тем самым развеять мифы о женщинах востока и их образе жизни.
Шейха Моза, что редко для жен правителей государств Персидского залива, занимает активную общественную позицию. Она руководит многими проектами в сфере образования, науки, культуры, защиты прав детей и женщин. В 2003 ЮНЕСКО назначило ее специальным посланником по базовому и высшему образованию. В этой должности она активно продвигает различные международные проекты по улучшению качества и доступности образования во всем мире.
В 2003 году при содействии Шейхи был открыт «Город образования» – университетский городок, в который входят университеты международного класса, а также филиалы известных университетов США, лекции в которых читают лучшие преподаватели. В «Городе образования» обучаются студенты из разных стран мира.
В 2007 году журнал Forbes включил ее в список 100 самых влиятельных женщин в мире, The Times назвал ее одним из 25 самых влиятельных бизнес-лидеров на Ближнем Востоке.
Хотя, Катар и мусульманское государство, но с приходом к власти шейха Хамада бен Халифа аль-Тани были проведены демократические реформы, в том числе касающиеся положения женщин в обществе.
Им было даровано право голоса, право вождения автомобиля, а также право выбора одежды. И пример всем подала не кто-нибудь, а сама жена правителя страны. В 2002 году она привела в недоумение жителей Катара и близлежащих стран, тем, что появилась без чадры на публике.
Но не смотря на то что женщины стали свободны в выборе одежды, не все общество приняло эти перемены, традиция, устои, религия все же оказывают сильное воздействие. И большинство женщин в Катаре выглядят примерно так.

Первая леди Катара. Серый Кардинал Персидского Залива.

Большинство, но не все. Шейха Моза бинт Насер аль-Мисснед создала свой неповторимый стиль, адаптируя европейский дизайн к дозволенному религией и традициями. Ее вкусу позавидуют не только восточные женщины. Жену шейха чаще всего можно увидеть в длинных платьях (юбках), либо в широких брюках, с обязательным акцентом на талии. Голова по традициям покрыта, для этого Шейха Моза использует тюрбан, уже ставший неотъемлемой частью ее гардероба. Так как Катар одно из самых богатых государств в мире, Шейха Моза не скрывает свою тягу к роскоши, она владеет эксклюзивной коллекцией драгоценностей, а также винтажными коллекциями звезд высокой моды Yves Saint Laurent, Balenciaga, Сhanel, Valentino. Журнал Vanity fair (и не только он) не раз включал ее в список самых хорошо одетых людей (в том числе и в 2011 году).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: