Меню Рубрики

У лукоморья что это такое

«У Лукоморья дуб зелёный…» — эти строчки знакомы каждому с детства. Воспринимается это «Лукоморье» как некая далёкая сказочная страна. Но на самом ли деле это вымышленное место? Попробуем в этом разобраться, опираясь на карты и легенды народов мира.

В это трудно поверить, но в XV веке, как сообщает Карамзин, у московских обывателей было четкое представление о том, где находится Лукоморье. Считалось, что это место на берегу океана на Севере, там, где полярный день и ночь делят год пополам. О самих обитателях Лукоморья ходили разные поверья, вплоть до того, что на время полярной ночи они умирают, а весной вновь обращаются к жизни.

Со средних веков наше Лукоморье появилось на географических картах Кантелли, Меркатора, Гондиуса и других картографов. Австрийский дипломат барон Сигизмунд фон Герберштейн писал в своей книге «Записки о Московии» (1549), что Лукоморье располагается в излучине реки Обь. Именно так оно было обозначено на азиатских картах.

Стоит немного рассказать об обитателях, населявших Лукоморье. Существуют упоминания французского путешественника Мандевиля о народах, живущих как раз в верховье Оби, о культе поклонения образу Солнца и красному знамени. По убеждениям известного мыслителя XX века Рене Генона, в месте устье Оби находилась одна из семи башен Сатаны (европейцы всегда были склонны к излишней демонизации нашей страны).

Если обратить внимание на этимологию слова «лукоморье», то можно выделить две части «лука» — изгиб, и «морье» — берег. То есть это изогнутый берег моря, бухта. Если уж речь шла об излучине реки Обь, то почему было не назвать эту область «лукоречьем»?

Примечателен и тот факт, что в мифологии славян существует образ северного царства на краю света, где растёт огромное дерево, Дерево Центра, – ось мира, вершина которого простирается в небеса, а корни дерева уходят глубоко в землю (Низжий Мир) «…дуб зелёный, златая цепь на дубе том…».

Любопытно то, что в черновиках Пушкина кот ходит не влево-вправо «…идёт направо – песнь заводит, налево – сказку говорит…», а вверх-вниз, точно так же как и боги.

Обратим внимание на древнейшие тексты Ригведа (1700-1100 годы д.н.э.) и Авеста (1200 годы д.н.э.), которые повествуют о прародине древних ариев, поглощаемой каждые полгода полярной ночью. Но когда наступает полярный день и Солнце показывается над горизонтом, оно больше не садится — описывает круги по горизонту ещё полгода. Практически же такое вращение Солнца может наблюдаться только на Северном полюсе.

Вернёмся к карте Меркатора (1569 г.), на которой в месте Северного полюса был обозначен неизвестный материк, разделенный реками с горой в самом центре.

Исследования, направленные на сравнение древней карты с очертаниями берегов Карелии, Кольского полуострова и Скандинавии говорят нам о том, что материк на Северном полюсе показан на карте Меркатора весьма точно. Неужели было время, когда Северный полюс ещё не был покрыт льдами?

Нельзя обойти вниманием тот факт, что Руслан отправился на поиски своей Людмилы, похищенной колдуном Черномором, из Киева прямо на крайний север, а не на юг к Черному морю, куда по логике направляет имя колдуна.

Далее, согласно легенде, Огьер Датский, будучи паладином Карла Великого, попал на Аваллон, где произрастает Дерево Центра. Уже знакомый нам дуб у Лукоморья.

Мнения исследователей сходятся в том, что все европейские народы могут иметь общую прародину, которая скрылась подо льдами Арктики. Греки называли эту родину Гиперборея, британцы – Аваллон, германцы – Туле, индийцы и иранцы – Арианна Вейэджо.

Матвей Меховский в своем «Трактате о двух Сарматиях» (лат. Tractatus de duabus Sarmatiis , 1517) уверенно отождествлял половцев с готами, что не согласуется с установившимися в науке представлениями, но полностью отвечает приполярной версии локализации Лукоморья. Ведь половцы в разных древних летописях именовались «лукоморцами», а это значит, что известная легенда об их полярной прародине находит шанс для своего объяснения.

А мы, в свою очередь, не будем забывать о том, что Лукоморье – это «русский дух, там Русью пахнет…». Наши предки, покидая родные территории, захватываемые арктическими льдами, нарекли в честь Лукоморья берега Оби, Азовского, Черного и Каспийского морей.

источник

Удивительно, как быстро все меняется! Всего два века назад, услышав слово «лукоморье», только представители аристократии и творческих кругов вспоминали о поэме Пушкина «Руслан и Людмила». Обычные люди смогли бы просто объяснить это повседневное и обыденное для них наименование. Лукоморье — что это все-таки за место и где оно может находиться? Давайте разбираться вместе.

В прологе «У лукоморья дуб зеленый» Пушкин сумел представить две противоборствующие стороны: светлые и темные силы. Ученый кот и Черномор, Баба-яга и Кощей наполняют этот сказочный уголок. При помощи метафор, слов, используемых в переносном значении (ступа, которая «бредет сама собой») рисуется фантастический и сказочный мир. Особая напевность и легкость строк этого произведения напоминают плавную линию народного устного сказания, которое будущий поэт мог услышать от своей няни – Арины Родионовны. Для усиления сказочного эффекта он использует устаревшие и малоупотребительные слова и обороты, такие как «дол», «брег» и другие. Чтобы фантастическая реальность стала еще ближе для читателя, Пушкин подтверждает реальность всего происходящего концовкой: «И там я был, и мёд я пил…»

Давайте рассмотрим версии современных исследователей о том, какое великий поэт вкладывает в это слово значение. Лукоморье у Пушкина — что это и где находится?

Призадумавшись над этим словом, легко обнаружить две составляющие его части: «лука» — изгиб, излучина, дуга, и «морье» — морское побережье. Сложив все вместе, получаем изогнутый морской берег. Словари Ожегова и Даля примерно так же разъясняют значение слова «лукоморье».

Приняв во внимание все вышеизложенное, можно расшифровать лукоморье более детально, как изогнутый дугой залив моря или похожий по форме на лук (старинное оружие) берег моря. На территории нашей страны под такое описание могут подойти множество морских побережий, заливов и береговых линий. Но современные исследователи придерживаются двух основных гипотез о том, где находится лукоморье. Пушкин, согласно одной из теорий, мог под влиянием книг, написанных путешественниками, и народных сказок расположить его на берегу Белого моря или в Сибири. Другая теория утверждает, что личные впечатления поэта от Крымского полуострова и посещения мыса Фиолент подарили ему слово «лукоморье» и подтолкнули к написанию как самой поэмы, так и этого стихотворного введения.

Еще в древние времена у славян бытовала легенда о лукоморье, что это заповедный уголок на самом краю Вселенной, где растет мировое древо, корни которого уходят в подземные глубины, а вершина упирается в небо. Именно по этому дереву на Землю спускаются боги, а простой смертный, если сумеет до него добраться, может попасть в другие миры.

Согласитесь, что есть определенная схожесть с тем, как описывал дуб и лукоморье Пушкин. Легенды и записи путешественников того времени указывают местом расположения этого мистического объекта, которое еще называли Ивановым царством, верховье реки Оби в Западной Сибири.

В этом царстве творились настоящие чудеса: полгода его население спокойно жило, а вот оставшуюся часть года спало. У дворца правителя этого края Ивана был устроен фонтан с живой водой, испив которую после пощения, можно было превратиться из дряхлого старца в молодого и здорового человека.

Благодаря легендам, которые частично перешли в народные сказки, все в той или иной степени знали об этом таинственном крае. Согласно Карамзину, в XV веке ни у кого из москвичей не возникало вопроса о том, где находится лукоморье, что это за место. Все были уверены в том, что располагается оно на северном побережье океана, там, где половину года есть только день, а вторую его часть — только ночь.

Средневековые европейские путешественники и картографы уверено показывали на своих чертежах определенную область Сибири, где оно расположено. Присмотревшись к картам Гондиуса, Меркатора, Кантелли и проанализировав книгу 1549 года «Записки о Московии» австрийского барона и дипломата Сигизмунда фон Герберштейна, приходишь к пониманию того, что в излучине реки Оби и располагалось загадочное лукоморье.

Что это за область российского государства и какие народы там живут, никто не знал, и обыватели легко верили не совсем реалистичным рассказам иноземных странников.

И в XVIII веке считалось, что лукоморье — в Сибири, а там, где сегодня находится город Томск, располагалась его столица — Грасиона. Следует подчеркнуть особую роль сибирского края в судьбах представителей рода Пушкиных. Согласно историческим данным, в 1601-1602 годах воеводой Мангазеи служил сын тобольского воеводы Евстафия Пушкина – Савлук. Федор Семенович Пушкин в 1601-1603 гг. был тюменским воеводой. В Тюмени с 1625-го по 1628 год служил прямой предок великого поэта Петр Тимофеевич Черный-Пушкин.

Прадед Александра Сергеевича — сын эфиопского князя Абрам Петрович Ганнибал — после смерти своего покровителя, императора Петра I, был сослан в Тобольск. Вполне логично предположить, что А. С. Пушкин еще в детстве из рассказов родственников узнал значение слова «лукоморье».

Историки на протяжении многих лет выстраивали версии о том, куда могли исчезнуть обитатели таинственного лукоморья. Выдвигались гипотезы об уходе всех жителей под землю – в карстовые пещеры или специально выстроенный город.

И вот в 2000 году в средствах массовой информации появились сведения о том, что под Томском были обнаружены сооружения древней столицы лукоморья – Грасионы: выложенные брусчаткой и укрепленные кирпичной кладкой подземные ходы, вентиляционные колодцы и большие железные ворота.

Что означает лукоморье, мы уже выяснили – морской дугообразный берег. Непонятно только, почему Томск и его окрестности, рядом с которыми не замечено никаких морей, получил такое название.

Согласитесь, более логичным было бы название «лукоречье». Но историки, этнографы и лингвисты предполагают, что слово «лукоморье» было привнесено народами, переселявшимися из теплых краев в Приобье. Также существует гипотеза о том, что в древние времена береговая линия северных морей находилась значительно южнее, чем сегодня.

Казалось бы, уже разобрались, где находится лукоморье, что означает слово и как оно оказалось в поле зрения Пушкина. Но некоторые литературоведы и историки считают, что великий поэт вдохновился не старинными легендами и народными сказками, а собственными эстетическими переживаниями.

Они считают, что Александр Сергеевич во время посещения Крымского полуострова побывал в расположенном на мысе Фиолент монастыре, заложенном в честь явления святого Георгия Победоносца и спасения им из бури моряков. Поэта поразила красота столетнего дуба, росшего на берегу, и морского залива в виде лука, благодаря чему и появились такие яркие строки, предваряющие поэму-сказку «Руслан и Людмила».

Пушкин довольно много путешествовал по просторам России, и это позволяет различным областям, где есть морские заливы и куда приезжал поэт, считать, что именно их местность сумела вдохновить его на написание стихотворения про лукоморье. Жители Таганрога считают, что Александр Сергеевич, следуя на Кавказ, останавливаясь в 1820 году вместе с Николаем Раевским и его семьей в доме градоначальника на Греческой улице (сегодня дом № 40 по улице III Интернационала), мог видеть прекрасный двухсотлетний дуб, росший напротив особняка как раз у самого морского берега, изогнутого дугой – лукоморья. Именно этот образ и вдохновил поэта на написание введения к поэме «Руслан и Людмила». Таким образом, расположенный в северо-восточной части Азовского моря Таганрогский залив и его побережье стали ассоциироваться с описанным Пушкиным сказочным лукоморьем.

Существует еще одна версия, выдвинутая С. Гейченко, хранителем Пушкинского заповедника, в популярной книге «У Лукоморья»: расположено пушкинское лукоморье в средней полосе России, неподалеку от села Тригорского, там, где реки Сороть и Великая расходятся и образуют небольшой тихий залив, окруженный зарослями ракитника. Таким образом, сказочная страна, где «русский дух. там Русью пахнет!», расположена на Псковщине. Кто-то может возразить, что моря там нет, однако слово «лукоморье» вполне применимо и к излучинам рек. Конечно, если допустить, что сказочное лукоморье может стоять не только на морском берегу, количество претендентов на такое название увеличится многократно.

Читайте также:  Как пишется справка в бассейн образец

источник

«У Лукоморья дуб зелёный…» — эти строчки знакомы каждому с детства. Воспринимается это «Лукоморье» как некая далёкая сказочная страна. Но на самом ли деле это вымышленное место? Попробуем в этом разобраться, опираясь на карты и легенды народов мира.

В это трудно поверить, но в XV веке, как сообщает Карамзин, у московских обывателей было четкое представление о том, где находится Лукоморье. Считалось, что это место на берегу океана на Севере, там, где полярный день и ночь делят год пополам. О самих обитателях Лукоморья ходили разные поверья, вплоть до того, что на время полярной ночи они умирают, а весной вновь обращаются к жизни.

Со средних веков наше Лукоморье появилось на географических картах Кантелли, Меркатора, Гондиуса и других картографов. Австрийский дипломат барон Сигизмунд фон Герберштейн писал в своей книге «Записки о Московии» (1549), что Лукоморье располагается в излучине реки Обь. Именно так оно было обозначено на азиатских картах.

Стоит немного рассказать об обитателях, населявших Лукоморье. Существуют упоминания французского путешественника Мандевиля о народах, живущих как раз в верховье Оби, о культе поклонения образу Солнца и красному знамени. По убеждениям известного мыслителя XX века Рене Генона, в месте устье Оби находилась одна из семи башен Сатаны (европейцы всегда были склонны к излишней демонизации нашей страны).

Если обратить внимание на этимологию слова «лукоморье», то можно выделить две части «лука» — изгиб, и «морье» — берег. То есть это изогнутый берег моря, бухта. Если уж речь шла об излучине реки Обь, то почему было не назвать эту область «лукоречьем»?

Примечателен и тот факт, что в мифологии славян существует образ северного царства на краю света, где растёт огромное дерево, Дерево Центра, – ось мира, вершина которого простирается в небеса, а корни дерева уходят глубоко в землю (Низжий Мир) «…дуб зелёный, златая цепь на дубе том…».

Любопытно то, что в черновиках Пушкина кот ходит не влево-вправо «…идёт направо – песнь заводит, налево – сказку говорит…», а вверх-вниз, точно так же как и боги.

Обратим внимание на древнейшие тексты Ригведа (1700-1100 годы д.н.э.) и Авеста (1200 годы д.н.э.), которые повествуют о прародине древних ариев, поглощаемой каждые полгода полярной ночью. Но когда наступает полярный день и Солнце показывается над горизонтом, оно больше не садится — описывает круги по горизонту ещё полгода. Практически же такое вращение Солнца может наблюдаться только на Северном полюсе.

Вернёмся к карте Меркатора (1569 г.), на которой в месте Северного полюса был обозначен неизвестный материк, разделенный реками с горой в самом центре.

Исследования, направленные на сравнение древней карты с очертаниями берегов Карелии, Кольского полуострова и Скандинавии говорят нам о том, что материк на Северном полюсе показан на карте Меркатора весьма точно. Неужели было время, когда Северный полюс ещё не был покрыт льдами?

Нельзя обойти вниманием тот факт, что Руслан отправился на поиски своей Людмилы, похищенной колдуном Черномором, из Киева прямо на крайний север, а не на юг к Черному морю, куда по логике направляет имя колдуна.

Далее, согласно легенде, Огьер Датский, будучи паладином Карла Великого, попал на Аваллон, где произрастает Дерево Центра. Уже знакомый нам дуб у Лукоморья.

Мнения исследователей сходятся в том, что все европейские народы могут иметь общую прародину, которая скрылась подо льдами Арктики. Греки называли эту родину Гиперборея, британцы – Аваллон, германцы – Туле, индийцы и иранцы – Арианна Вейэджо.

Матвей Меховский в своем «Трактате о двух Сарматиях» (лат. Tractatus de duabus Sarmatiis , 1517) уверенно отождествлял половцев с готами, что не согласуется с установившимися в науке представлениями, но полностью отвечает приполярной версии локализации Лукоморья. Ведь половцы в разных древних летописях именовались «лукоморцами», а это значит, что известная легенда об их полярной прародине находит шанс для своего объяснения.

А мы, в свою очередь, не будем забывать о том, что Лукоморье – это «русский дух, там Русью пахнет…». Наши предки, покидая родные территории, захватываемые арктическими льдами, нарекли в честь Лукоморья берега Оби, Азовского, Черного и Каспийского морей.

источник

Лукоморье — одно из первых географических названий, которые мы узнаем в жизни. На современных картах его не найти, зато оно есть на картах XVI века. Упоминание Лукоморья есть и в «Слове о полку Игореве», и в русском фольклоре.

Слово «лукоморье» звучит для нас загадочно и даже сказочно, но этимология его достаточно прозаична. Оно происходит от старославянского «лѫкъ» и «море». Слово «лука» означает изгиб. Однокоренные с ним слова — «лук», «излучина», «лука» (у седла). То есть «лукоморье» переводится как изогнутый берег моря, бухта.

О Лукоморье мы узнаем из пролога к первому большому произведению Александра Пушкина, поэме «Руслан и Людмила». У Пушкина Лукоморье описывается как некое условно-сказочное место «где Русью пахнет», где стоит памятный каждому дуб со златой цепью и ходящим по ней ученым котом.

Важно, что пролог был написан уже ко второму изданию поэмы, которое было опубликовано через 8 лет после первого издания — в 1828 году. Это многое может прояснить в происхождении пушкинского Лукоморья.

К этому времени Пушкин уже побывал в южной ссылке, где вместе с Раевскими побывал и в Приазовье, и в Крыму. Генерал Раевский из Горочеводска восторженно писал дочери Елене: «Тут Днепр только что перешел свои пороги, посреди его — каменные острова с лесом, весьма возвышенные, берега также местами лесные; словом, виды необыкновенно живописные, я мало видал в моем путешествии, кои бы мог сравнить с оными».

На человека военного эти пейзажи произвели неизгладимое впечатление. На поэта Пушкина они просто не могли не повлиять.

Однако пейзажи пейзажами, но что с Лукоморьем? Откуда у Пушкина мог выкристаллизоваться этот образ, который войдет не только в историю русской литературы, но и в подсознание каждого русского человека?

Источник первый: Арина Родионовна.
Как известно, сюжеты нескольких пушкинских сказок были навеяны поэту его няней. Историк литературы пушкиновед Павел Анненков писал, что многие эпизоды из сказок Арины Родионовны по-своему излагаются Пушкиным и переносятся из произведения в произведение. Вот отрывок из «Сказки о царе Салтане», как он рассказан Анненковым: «Так, у ней был кот: «У моря-лукоморья стоит дуб, и на том дубу золотые цепи, а по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни поет».

Как мы видим, кот ходит у няни Пушкина вверх-вниз, то есть мы имеем дело с типичным для финно-угорской традиции описанием мирового древа. Кот здесь является одновременно и хранителем границы между мирами, и медиатором между ними.

Источник второй: «Слово о полку Игореве».
Ещё в лицейские годы Пушкина А. И. Мусиным-Пушкиным было издано «Слово о полку Игореве». О Лукоморье в «Слове» сказано:

«А поганого Кобяка изъ луку моря
от желъзных великыхъ плъковъ половецкыхъ
яко вихръ, выторже:
и падеся Кобякъ въ градѣ Киевѣ,
в гридницѣ Святъславли».

В летописи сообщалось, что русские постоянно сталкивались с кочевниками в южной степи: «юкоже преже в луцѣ морА быю хусА с ними крѣпко».

Обитателями Лукоморья по летописям были половцы, с которыми киевские князья постоянно враждовали. Лукоморьем же называлась территория Северного Приазовья.

Это мнение, как полагает С. А. Плетнева, подтверждается тем, что «можно проследить лукоморских половцев и по каменным статуям (идолам), обнаруженным в районе нижнего Днепра. Они относятся к развитому периоду половецкой скульптуры, ко второй половине XII—началу XIII веков».

Таким образом можно сказать, что Лукоморьем (которое воспел Пушкин) называлась излучина между нижним течением Днепра и Азовским морем. В топонимике Приазовья и сегодня можно встретить отзвуки этой исторической памяти: две степных реки Большой и Малый Утлюк. «Утлюк» — «Отлук» — «Лука» переводится с тюркского как «выгон, луг».

Небезынтересно понять также, что за дуб описывал Пушкин:

«И там я был, и мед я пил;
У моря видел дуб зеленый».

Путешествуя по Приднепровско-Азовской степи во время южной ссылки, Пушкин мог от старожил услышать легенду о знаменитом Запорожском дубе, который рос на острове Хортица.

О нем писал еще византийский император Константин Багрянородный: «Пройдя это место, руссы достигают острова святого Григория (остров Хортица) и на этом острове совершают свои жертвоприношения, так как там растет огромный дуб. Они приносят в жертву живых петухов, кругом втыкают стрелы, иные приносят куски хлеба, мясо и что имеет каждый, как требует их обычай».

Уже в 70-х годах XIX века запорожский историк-краевед Я. П. Новицкий также упомянул об этом дубе: «Лет пять тому назад на острове Хортице засох священный дуб.Он был ветвист и колоссальной толщины, стоял в стапятидесяти саженях от Остров-Хортицкой колонии».

Лукоморье встречается не только в летописях, «Слове о полку Игореве» и поэме Пушкина, но ещё и в русском фольклоре. Афанасьев в своем труде «Древо жизни» отметил, что так в восточнославянской мифологии называлось заповедное место на границе миров, где растет мировое древо, упирающееся в преисподнюю и доходящее до неба. Карамзин также писал, что слово Лукоморье употреблялось в значении северного царства, где люди на полгода впадают в спячку, а полгода бодрствуют.
Так или иначе, в фольклорном восприятии Лукоморье — это некая условная земля на границе ойкумены, чаще всего располагающаяся на севере.

Лукоморье можно было бы считать историческим и полусказочным анахронизмом, если бы не западноевропейские карты XVI-XVII веков, на которых месторасположение Лукоморья точно определено.И на картах Меркатора (1546 год), и на картах Гондиуса (1606 год), а также на картах Масса, Кантелли и Витсена Лукоморьем названа территория на правом (восточном) берегу Обской губы.

Европейские картографы сами в этих местах не бывали. Скорее всего, при составлении карт они опирались на описание этой местности путешественников, в частности Сигизмунда Герберштейна. Он дал его в «Записках о Московии»: «в горах по ту сторону Оби», «Из Лукоморских гор вытекает река Коссин. Вместе с этой рекой берет начало другая река Кассима, и протекши через Лукоморию, впадает в большую реку Тахнин».

Николас Витсен, опубликовавший в XVIII веке свою «Carte Novelle de la Tartarie», располагал графическим материалом. На его карте длина Обской губы соответствует действительности, и поэтому «Lucomoria» — обозначение самого залива Карского моря. В русской исторической картографии топонима «Лукоморье» не было, но очевидно, что западноевропейские картографы признавали Лукоморье как древнее название Обской губы.

источник

Лукоморье — одно из первых географических названий, которые мы узнаем в жизни. На современных картах его не найти, зато оно есть на картах XVI века. Упоминание Лукоморья есть и в «Слове о полку Игореве», и в русском фольклоре.

Слово «лукоморье» звучит для нас загадочно и даже сказочно, но этимология его достаточно прозаична. Оно происходит от старославянского «лѫкъ» и «море». Слово «лука» означает изгиб. Однокоренные с ним слова — «лук», «излучина», «лука» (у седла). То есть «лукоморье» переводится как изогнутый берег моря, бухта. То есть это изогнутый берег моря, бухта.

Если уж речь шла об излучине реки Обь, то почему было не назвать эту область «лукоречьем»?

В это трудно поверить, но в XV веке, как сообщает Карамзин, у московских обывателей было четкое представление о том, где находится Лукоморье. Считалось, что это место на берегу океана на Севере, там, где полярный день и ночь делят год пополам. О самих обитателях Лукоморья ходили разные поверья, вплоть до того, что на время полярной ночи они умирают, а весной вновь обращаются к жизни.

Со средних веков наше Лукоморье появилось на географических картах Кантелли, Меркатора, Гондиуса и других картографов. Австрийский дипломат барон Сигизмунд фон Герберштейн писал в своей книге «Записки о Московии» (1549), что Лукоморье располагается в излучине реки Обь. Именно так оно было обозначено на азиатских картах.

Стоит немного рассказать об обитателях, населявших Лукоморье. Существуют упоминания французского путешественника Мандевиля о народах, живущих как раз в верховье Оби, о культе поклонения образу Солнца и красному знамени. По убеждениям известного мыслителя XX века Рене Генона, в месте устье Оби находилась одна из семи башен Сатаны (европейцы всегда были склонны к излишней демонизации нашей страны).

Читайте также:  Пополнение мобильного с карты сбербанка через смс

О Лукоморье мы узнаем из пролога к первому большому произведению Александра Пушкина, поэме «Руслан и Людмила». У Пушкина Лукоморье описывается как некое условно-сказочное место «где Русью пахнет», где стоит памятный каждому дуб со златой цепью и ходящим по ней ученым котом. Важно, что пролог был написан уже ко второму изданию поэмы, которое было опубликовано через 8 лет после первого издания — в 1828 году. Это многое может прояснить в происхождении пушкинского Лукоморья. К этому времени Пушкин уже побывал в южной ссылке, где вместе с Раевскими побывал и в Приазовье, и в Крыму. Генерал Раевский из Горочеводска восторженно писал дочери Елене: «Тут Днепр только что перешел свои пороги, посреди его — каменные острова с лесом, весьма возвышенные, берега также местами лесные; словом, виды необыкновенно живописные, я мало видал в моем путешествии, кои бы мог сравнить с оными». На человека военного эти пейзажи произвели неизгладимое впечатление. На поэта Пушкина они просто не могли не повлиять.

Примечателен и тот факт, что в мифологии славян существует образ северного царства на краю света, где растёт огромное дерево, Дерево Центра, – ось мира, вершина которого простирается в небеса, а корни дерева уходят глубоко в землю (Низжий Мир) «. дуб зелёный, златая цепь на дубе том…».

Любопытно то, что в черновиках Пушкина кот ходит не влево-вправо «…идёт направо – песнь заводит, налево – сказку говорит…», а вверх-вниз, точно так же как и боги.

Обратим внимание на древнейшие тексты Ригведа (1700-1100 годы д.н.э.) и Авеста (1200 годы д.н.э.), которые повествуют о прародине древних ариев, поглощаемой каждые полгода полярной ночью. Но когда наступает полярный день и Солнце показывается над горизонтом, оно больше не садится — описывает круги по горизонту ещё полгода. Практически же такое вращение Солнца может наблюдаться только на Северном полюсе.

Вернёмся к карте Меркатора (1569 г.), на которой в месте Северного полюса был обозначен неизвестный материк, разделенный реками с горой в самом центре. Подписи на топографическом документе гласят о том, что карта основана на многочисленных свидетельствах путешественников и рыцарей Круглого стола.

Исследования, направленные на сравнение древней карты с очертаниями берегов Карелии, Кольского полуострова и Скандинавии говорят нам о том, что материк на Северном полюсе показан на карте Меркатора весьма точно. Неужели было время, когда Северный полюс ещё не был покрыт льдами?

Интересно, что упоминание о рыцарях короля Артура говорит о том, что путь искателей священного Грааля привёл их на прародину всех европейцев — Гиперборею. Нельзя обойти вниманием тот факт, что Руслан отправился на поиски своей Людмилы, похищенной колдуном Черномором, из Киева прямо на крайний север, а не на юг к Черному морю, куда по логике направляет имя колдуна.

Далее, согласно легенде, Огьер Датский, будучи паладином Карла Великого, попал на Аваллон, где произрастает Дерево Центра. Уже знакомый нам дуб у Лукоморья.

Мнения исследователей сходятся в том, что все европейские народы могут иметь общую прародину, которая скрылась подо льдами Арктики. Греки называли эту родину Гиперборея, британцы – Аваллон, германцы – Туле, индийцы и иранцы – Арианна Вейэджо.

В настоящее время Артика стала яблоком раздора всех крупных держав. Подо льдами скрыты огромные залежи природных ресурсов. А выгодное стратегическое расположение открывает большие возможности. И каждый европейский народ может иметь свои права на эту территорию, — покрытую льдами прародину всех европейцев.

А мы, в свою очередь, не будем забывать о том, что Лукоморье – это «русский дух, там Русью пахнет…». Наши предки, покидая родные территории, захватываемые арктическими льдами, нарекли в честь Лукоморья берега Оби, Азовского, Черного и Каспийского морей.

ЛУКОМО’РЬЕ — Морской залив, бухта. Толковый словарь русского языка Ушакова. У лукоморья дуб зеленый. А. С. Пушкин кстати предлог «У» показывает, что поэт имел в виду отнюдь не сказачную страну. Лукоморья больше нет — Владимир Семенович не заморачивался значением слова — ему нужно было показать, что времена сказок Пушкина прошли и все стали жутко прогматичны.

Есть ул. Лукоморье — Стругацкие А. и Б. «Понедельник начинается в субботу» (опять же обыгрывается Пушкин)

Возможно это не очень глубокий и не очень полный и уж совсем не научный анализ, но у есть мнение:
Пушкину понравилось звучание слова «Лукоморье» а уж от кого он его узнал — от бабушки, от няни или из книг не важно и он поместил в этом месте сказочный дуб в «Руслане и Людмиле». А затем, в силу популярности поэта, лукоморье настолько срослось со своим сказочным значением, что его первоначальный смысл постепенно потерялся.

Однако пейзажи пейзажами, но что с Лукоморьем? Откуда у Пушкина мог выкристаллизоваться этот образ, который войдет не только в историю русской литературы, но и в подсознание каждого русского человека? Источник первый: Арина Родионовна. Как известно, сюжеты нескольких пушкинских сказок были навеяны поэту его няней. Историк литературы пушкиновед Павел Анненков писал, что многие эпизоды из сказок Арины Родионовны по-своему излагаются Пушкиным и переносятся из произведения в произведение. Вот отрывок из «Сказки о царе Салтане», как он рассказан Анненковым: «Так, у ней был кот: «У моря-лукоморья стоит дуб, и на том дубу золотые цепи, а по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни поет». Как мы видим, кот ходит у няни Пушкина вверх-вниз, то есть мы имеем дело с типичным для финно-угорской традиции описанием мирового древа.

Кот здесь является одновременно и хранителем границы между мирами, и медиатором между ними. Источник второй: «Слово о полку Игореве». Ещё в лицейские годы Пушкина А. И. Мусиным-Пушкиным было издано «Слово о полку Игореве». О Лукоморье в «Слове» сказано: «А поганого Кобяка изъ луку моря от желъзных великыхъ плъковъ половецкыхъ яко вихръ, выторже: и падеся Кобякъ въ градѣ Киевѣ, в гридницѣ Святъславли». В летописи сообщалось, что русские постоянно сталкивались с кочевниками в южной степи: «юкоже преже в луцѣ морА быю хусА с ними крѣпко».
Обитателями Лукоморья по летописям были половцы, с которыми киевские князья постоянно враждовали. Лукоморьем же называлась территория Северного Приазовья. Это мнение, как полагает С. А. Плетнева, подтверждается тем, что «можно проследить лукоморских половцев и по каменным статуям (идолам), обнаруженным в районе нижнего Днепра. Они относятся к развитому периоду половецкой скульптуры, ко второй половине XII—началу XIII веков». Таким образом можно сказать, что Лукоморьем (которое воспел Пушкин) называлась излучина между нижним течением Днепра и Азовским морем.

В топонимике Приазовья и сегодня можно встретить отзвуки этой исторической памяти: две степных реки Большой и Малый Утлюк. «Утлюк» — «Отлук» — «Лука» переводится с тюркского как «выгон, луг». Что за дуб? Небезынтересно понять также, что за дуб описывал Пушкин: «И там я был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый».

Путешествуя по Приднепровско-Азовской степи во время южной ссылки, Пушкин мог от старожил услышать легенду о знаменитом Запорожском дубе, который рос на острове Хортица. О нем писал еще византийский император Константин Багрянородный: «Пройдя это место, руссы достигают острова святого Григория (остров Хортица) и на этом острове совершают свои жертвоприношения, так как там растет огромный дуб.

Они приносят в жертву живых петухов, кругом втыкают стрелы, иные приносят куски хлеба, мясо и что имеет каждый, как требует их обычай». Уже в 70-х годах XIX века запорожский историк-краевед Я. П. Новицкий также упомянул об этом дубе: «Лет пять тому назад на острове Хортице засох священный дуб.Он был ветвист и колоссальной толщины, стоял в стапятидесяти саженях от Остров-Хортицкой колонии».

Где ещё искать Лукоморье? Лукоморье встречается не только в летописях, «Слове о полку Игореве» и поэме Пушкина, но ещё и в русском фольклоре. Афанасьев в своем труде «Древо жизни» отметил, что так в восточнославянской мифологии называлось заповедное место на границе миров, где растет мировое древо, упирающееся в преисподнюю и доходящее до неба. Карамзин также писал, что слово Лукоморье употреблялось в значении северного царства, где люди на полгода впадают в спячку, а полгода бодрствуют. Так или иначе, в фольклорном восприятии Лукоморье — это некая условная земля на границе ойкумены, чаще всего располагающаяся на севере.

Лукоморье можно было бы считать историческим и полусказочным анахронизмом, если бы не западноевропейские карты XVI-XVII веков, на которых месторасположение Лукоморья точно определено.И на картах Меркатора (1546 год), и на картах Гондиуса (1606 год), а также на картах Масса, Кантелли и Витсена Лукоморьем названа территория на правом (восточном) берегу Обской губы. Европейские картографы сами в этих местах не бывали. Скорее всего, при составлении карт они опирались на описание этой местности путешественников, в частности Сигизмунда Герберштейна.

Он дал его в «Записках о Московии»: «в горах по ту сторону Оби», «Из Лукоморских гор вытекает река Коссин. Вместе с этой рекой берет начало другая река Кассима, и протекши через Лукоморию, впадает в большую реку Тахнин». Николас Витсен, опубликовавший в XVIII веке свою «Carte Novelle de la Tartarie», располагал графическим материалом. На его карте длина Обской губы соответствует действительности, и поэтому «Lucomoria» — обозначение самого залива Карского моря. В русской исторической картографии топонима «Лукоморье» не было, но очевидно, что западноевропейские картографы признавали Лукоморье как древнее название Обской губы.

источник

Наверное, все мы, с раннего детства, помним строки Пушкина: «У Лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том. « Это вступление к поэме «Руслан и Людмила», в котором мистически описывается некая исконная Русь. Как известно, стихотворение заканчивается словами: «там русский дух, там Русью пахнет».

Конечно, это сказка. Но все ли в ней аллегория, или вымысл? Может быть, помимо волшебного, фантастического «наполнения», там описывается что-то подлинное, имевшее место в реальности? Например, какая-то область, существовавшая когда-то (или существующая до сих пор) и называвшаяся Лукоморьем — в какой-то исконной Руси? Думаете, сейчас это точно установить невозможно? Но на самом деле — может быть, не следует спешить с такими выводами. Есть некоторые факты, которые позволяют надеяться на обратное. Возможно — стоит попробовать поискать ту былинную Русь — нашу Прародину. И как здесь, кстати говоря, не вспомнить другие строки Александра Сергеевича — «Сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок».

Итак, начнем по порядку:

Южно-балтийская версия происхождения северных русских, а равно как и первой правящей династии Руси — известна и активно обсуждается. На всякий случай напомним — суть ее заключается в том, что средневековая Русь осваивалась с южного берега Балтики. В основном, западными славянами, жившими на берегу моря — примерно от современного Киля и Любека, и до Гданьска. Среди них выделялись следующие племена — ободриты, варны, лютичи, руяне, поморяне и прочие. Из их же земель пришел и наш знаменитый князь Рюрик. Эта теория имеет очень обширную доказательную базу. Объективно говоря — гораздо более обширную и гораздо более убедительную, чем парочка сомнительных и ничем не подтвержденных лингвистических гипотез, на которых базируется норманистская теория, утверждающая, что варяжская русь и пришедший с нею Рюрик — были скандинавами. В сжатом виде об этой версии можно прочесть, например, в диссертации А.А. Молчановой «Балтийские славяне и Северо-Западная Русь в раннем средневековье» : http://files.mail.ru/ZD30WT. Много разной литературы можно найти здесь lujicajazz.narod.ru/

О том, что знаменитые сказки Пушкина (о царе Салтане; о Рыбаке и рыбке; о попе и работнике его Балде и т.д.) частью которых является поэма Руслан и Людмила, восходят, видимо, к реалиям жизни и сказаниям наших предков — жителей южного берега Балтийского моря, уже говорилось и не раз. Например, В. Меркулов «Древнее русское предание, ожившее в сказке Пушкина». Наш современник. 2006. № 1. – С. 274-280. Источником этих произведений, как известно, служили народные сказки, рассказанные поэту его няней, новгородской крестьянкой, Ариной (Ириньей) Родионовной Яковлевой. Новгородские крестьяне XIX века были хоть и в довольно отдалённом поколении, но прямыми потомки переселенцев с берегов Южной Балтики, прибывших на север будущей Руси на рубеже I и II тыс. И многие их легенды, соотвественно восходили к верованиям, преданиям и обычаям балтийских славян.

Читайте также:  Какое животное в мире самое высокое

Из чего мы можем допустить что и легендарное Лукоморье, находилось на их прародине — на южном берегу Синего (Балтийского) моря. И, таким образом, это может быть реальной областью, центром какой-то исконной, изначальной Руси. Во всяком случае — в Новгородских и Псковских землях ничего подходящего на роль Лукоморья не обнаруживается. (А именно под Псковом Арина Родионовна рассказывала Александру Сергеевичу свои сказки, родом же она была с юга нынешней Ленинградской области — из бывшей новгородской Ижорской земли) На самом деле, о том, что Лукоморье нужно искать на Балтике говорил еще В.Б. Вилинбахов.

Итак, где же оно могло находиться?

Для начала — давайте разберемся что же означает само это слово?
Словарь Ожегова дает довольно лаконичное определение — «лукоморье»: «морской залив».

Корень «море» — конечно очевиден и легко просматривается в слове. А что же означает первая его составляющая? «Лук», или «лука».

Словарь Даля определяет слово «лука» так: «ж. изгиб, погиб, кривизна, излучина; заворот реки, дуга; низменный и травный или лесистый мыс; поемный луг, огибаемый рекою. | Иногда лука принимается, обратно, в значении залива, затона, заводи или это | новорос. травная лощина, луг.»

Другими словами, в интересующем нас значении — слово «лука», означает изгиб реки, или залив. Однокоренными ему являются слова излучина (поворот, изгиб реки) и лук (изогнутое дугой орудие для стрельбы)

Вот определение слова «лукоморье» из словаря Фасмера: «залив моря», уже др.-русск. лукомориɪе (Хож. игум. Дан. 5). От *lǫkа «изгиб» (см. лука́) и мо́ре; ср. также из луку моря

А вот описание слова «лука́» из того же словаря, в нем приводятся родственные слова из разных языков: «изгиб, луговое или лесное пространство в излучине реки, изгиб седла», укр. лука́ «мыс, образуемый рекой; заливной луг», блр. луковíна «излучина», др.-русск. лука «изгиб, залив», «хитрость, коварство», ст.-слав. лѫка δόλος (Еuсh. Sin., Супр.), цслав. лѫка κόλπος, болг. лъка́ «изгиб, луг, выгон», сербохорв. лу́ка «луг, гавань», словен. lǫ́kа «болотистый луг в долине», чеш. louka «луг», слвц. lúka, польск. ɫąka, местн. н. Ostroɫęka, в.-луж., н.-луж. ɫuka.

Родственно лук II, ляка́ть; см. Мейе 254; Бернекер 1, 739 и сл. Сравните литовское lankà «долина», латышское lañka «низкая, вытянутая равнина», литовское į́lanka геогр. «залив», арýlаnkа, нареч. apýlankomis «окольным путем»; см. М.–Э. 2, 420; Траутман, ВSW 160.

Это статья из словаря Фасмера о слове «лук» : род. п. -а, II. (для стрельбы), украинское лук. старо-славянское. лѫкъ τόξον (Супр.), болгарское лък, сербохорватское лу̑к, род. п. лу̑ка, словенское lǫ̑k, чеш. luk, польское ɫęk «дуга, арка, лука«.

Родственно литовское lañkas «дуга, обруч«, lankùs «гибкий», латышское. lùoks «изгиб, дуга«, luôks «гибкий»; с другой ступенью вокализма: литовское leñkti «гнуть». Далее см. ляка́ть; ср. Бернекер 1, 739 и сл.; Траутман, ВSW 159; М.–Э. 2, 525; Эндзелин, СБЭ 196; Лескин, Abl. 324; Bildg. 168; Булаховский, ОЛЯ 5, 470.

Вот, для наглядности, несколько фотографий речной луки, или излучины:

Таким образом — слово «лукоморье», видимо, более точно можно определить не просто как «морской залив» — скорее это именно «изогнутый дугой, дугообразный морской залив». Именно об этом говорит корень «лука», явно связанный по значению с «изгибом», или с «дугой». Для самого понятия «залив» — в славянских языках, в том числе в русском, существует масса разных слов — розтока (ростока), разлив, затока, залив, губа, затон, заводь и т.д. Это разные виды заливов. При этом мы даже не принимаем во внимание заимствованные слова типа гавань, фьорд или бухта. И в слове «лукоморье» присутствует указание именно на дугообразность, чем данный залив, видимо, и отличается от остальных.

Надо сказать, местность с названием Лукоморье известна и на севере современной России — на берегу Баренцева моря.

Но если мы говорим про южный берег Балтики, там есть один очень интересный остров — Рюген. Именно он часто рассматривается как центр тех самых южно-балтийских, поморских славянских земель, откуда в будущую Россию прибыли предки многих русских, а также наш первый князь Рюрик. На Рюгене находилась знаменитая крепость Аркона — важнейшая столица славян, в которой стоял храм наиболее известного и почитаемого славянского бога — Свентовита, остатки валов этой крепости до сих пор можно наблюдать на севере острова. В те времена он назывался Руяна или Рана. На острове также присутствует очень интересная «русская» топонимика. Она исследуется, и изучается — о чем можно почитать, например, здесь: community.livejournal.com/oldrus/108092.h tml

Если же мы посмотрим на всю поморскую землю — там наблюдается большое разнообразие различных ландшафтов и рельефов местности, но несколько явно дугообразных заливов, расположено именно в восточной части Рюгена.

Это залив между полуостровом Виттов (на котором стояла та самая Аркона) и полуостровом Ясмунд. Действительно — он имеет четко акцентированную дугообразную форму. Называется он в настоящее время Тромпер Вик (Tromper Wiek). Соседние заливы также имеют выраженную дугообразную форму — это бухта между полуостровом Ясмунд и полуостровом Мёнгутом (Прорер Вик), а также следующий после Мёнхгута залив (Рюгешер Боден). Все они видны, в частности, на данной старой карте Рюгена:



Итак, с точки зрения языка, эти рюгенские заливы, вполне подпадают под определение слова «лукоморье». Но какой из них мог быть тем самым Лукоморьем?

Ну начнем с того, что из источников известно о довольно серьезном землетрясении, произошедшем в средневековье, в результате которого погибла значительная часть юга Рюгена, включая кусок полуострова Мёнхгут, который ушел под воду (вместе с кирхами и деревнями), ранее же Мёнхгут, вплотную приближался к соседнему острову Узедому. Так что в этой части острова зафиксированы серьезные изменения ландшафта и, следовательно, ее вряд ли следует рассматривать, ибо как она точно выглядела в древности мы не знаем.

Если же сравнивать Тромпер Вик и Прорер Вик — первый имеет все таки более правильную дугообразную форму.

Кроме того, учитывая священный характер Арконы и Виттова — куда съезжались славяне из многих земель поклониться верховному божеству, скорее всего «главным кандидатом» на роль того самого сказочного, волшебного Лукоморья — следует рассматривать именно нынешний Тромпер Вик. Ибо Аркона — была главным религиозным центром, в котором без сомнения могли храниться исконные знания, легенды и сказки нашего народа. И, похоже, именно об этом, иносказательно и говорится в пушкинском стихе. Значительных изменений ландшафта в этом районе не зафиксировано. За исключением, конечно, обвалов самого мелового мыса на котором стояла крепость, которые, к сожалению, случаются довольно регулярно. Но этот, безусловно, очень неприятный процесс, на дугообразную форму всей бухты в целом, не влияет.

Еще одним аргументом в пользу этого залива может являться сам сказочный дуб, который стоял у того самого Лукоморья. Что это был за дуб? Был ли какой-то знаменитый дуб около залива, который сейчас именуется Тромпер Вик? Да! По сообщениям немецких проповедников, описывавших Рюген, Свентовиту в храме на Арконе, был посвящен огромный дуб (помимо огромного орла, белого коня, огромного меча, седла и прочих атрибутов) . Таким образом — вполне возможно что это самое Лукоморье из стихотворения Пушкина, является описанием именно залива, омывающего Аркону с юга — именуемого ныне Тромпер Вик.

А вот фотография этого места. Вид на Тромпер Вик с Арконы:

Вот, видимо, то самое Лукоморье, которое находилось в нашей настоящей, исконной, ныне почти забытой Руси!

Конечно, это только предположение, но согласитесь — оно не совсем беспочвенно.

источник

Лукоморье — (Алупка,Крым) Категория отеля: Адрес: Ленина Улица 19А, 98676 Алупка, Крым … Каталог отелей

Лукоморье — (Алупка,Крым) Категория отеля: Адрес: Ленина Улица 19А, 98676 Алупка, Крым … Каталог отелей

Лукоморье — (Molochkovo,Россия) Категория отеля: Адрес: Деревня Молочково, Molochkovo, Россия … Каталог отелей

лукоморье — залив, изгиб, бухта Словарь русских синонимов. лукоморье см. залив Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 … Словарь синонимов

ЛУКОМОРЬЕ — ЛУКОМОРЬЕ, лукоморья, ср. (поэт. устар.). Морской залив, бухта. «Прилетала маленькая птичка пташка из заморья, из тихого лукоморья.» песня. «У лукоморья дуб зеленый.» Пушкин. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

ЛУКОМОРЬЕ — ЛУКОМОРЬЕ, я, ср. (стар.). Морской залив. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

лукоморье — лукоморье, род. мн. лукоморий … Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

лукоморье — Так в старину называли морской залив, а нам это слово известно по знаменитому пушкинскому У лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том. Если известно значение таких слов, как лука или лук, то вы легко догадаетесь, что лукоморье – это лука,… … Этимологический словарь русского языка Крылова

лукоморье — залив моря , уже др. русск. лукомориɪе (Хож. игум. Дан. 5). От *lǫkа изгиб (см. лука) и море; ср. также из луку моря (СПИ) … Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

Лукоморье — ср. Старинное народное название берега залива или бухты. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

источник

ЛУКОМО́РЬЕ, -я, ср. Старинное народное название морского залива, бухты. У лукоморья дуб зеленый. Пушкин, Руслан и Людмила. Веял ветер с лукоморья, Туманились дали. Саянов, Ива.

Источник (печатная версия): Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999; (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

  • Лукомо́рье (устар. и поэт. лукоморие; морская лука) — морской залив, бухта, изгиб морского берега. В фольклоре восточных славян — заповедное место на краю мира.

ЛУКОМО’РЬЕ, я, ср. (поэт. устар.). Морской залив, бухта. Прилетала маленькая птичка-пташка из заморья, из тихого лукоморья. Песня. У лукоморья дуб зеленый. Пшкн.

Источник: «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова (1935-1940); (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: выбывать — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

  • Да прямо-ж здесь, не отходя от брабантского лукоморья!
  • Море вгрызлось в сушу и упорной работой волн вымыло здесь обширную бухту, разровняло по всему лукоморью прибрежную полосу, за которой до самых гор перекатами поднималось холмистое предгорье.
  • Она сидела в кресле в чёрном платье и читала книгу, и весь зал ждал, когда она поднимет лицо и скажет первые слова роли: «У лукоморья дуб зелёный, златая цепь на дубе том».
  • (все предложения)

Да прямо-ж здесь, не отходя от брабантского лукоморья!

Море вгрызлось в сушу и упорной работой волн вымыло здесь обширную бухту, разровняло по всему лукоморью прибрежную полосу, за которой до самых гор перекатами поднималось холмистое предгорье.

Она сидела в кресле в чёрном платье и читала книгу, и весь зал ждал, когда она поднимет лицо и скажет первые слова роли: «У лукоморья дуб зелёный, златая цепь на дубе том».

источник