Меню Рубрики

Притча о званных на вечерю

Один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже все готово. И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня. Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня. Третий сказал: я женился и потому не могу придти. И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место. Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди придти, чтобы наполнился дом мой. Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных. (Лук 14, 16-24)

Господь, по Его собственному слову, пришел в мир «призвать не праведников, но грешников на покаяние». Потому Он и не отвергал явных грешников, да так, что про Него говорили: «Вот человек, который любит пить и есть, друг мытарей и блудниц». Но Господь посещал и тех, кто принимал себя за праведника. Так, однажды Господь пришел в дом к начальнику фарисеев, и это стало поводом и к совершению чуда и к поучению. Господь исцелил больного водянкой, причем была суббота и прежде чем совершить чудо, спросил собравшихся в доме книжников и фарисеев позволительно ли врачевать в субботу, но они молчали, а Господь исцелив страждущего одним прикосновением сказал им: «Если у кого то из вас осел упадет в колодец в субботу, разве не вытащит он его сразу же», а здесь в помощи нуждался человек.

А затем, Господь, наблюдая как гости, такие же фарисеи, как и хозяин дома, люди, полагающие что они первыми пойдут в Царство Небесное выбирали себе лучшие места, дал им назидание обращенное ко всем читающим Евангелие: «Когда будешь зван, не садись на первое место что бы тебя не согнали, а садись на последние чтобы тебя заметили и отметили, ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет а унижающий себя возвысится».

И еще Господь обратился к пригласившему Его, и снова Его слова относились ко всем: «Когда зовешь на пир, то не приглашай ни друзей, ни родственников, никого кто может воздать тебе тем же, а зови нищих увечных хромых и слепых и так как они тебя не смогут отблагодарить, то сам Господь наградит Тебя в Царстве Божьем».

И как иллюстрацию к этим словам добавил притчу о званных на пир – историю о том, что много званных и мало избранных. Те, ради кого закололи тельцов упитанных и кого Господин пригласил на пир – не захотели придти, потому что первый приобрел землю и надо было ее осмотреть, второй купил волов и надо было их испытать, а другой женился… Так человек порабощается куплями, житейскими заботами и удовольствиями, забывая что все, что он имеет, дано свыше и потому все, является поводом благодарить Бога. Но человек отказывается разделить радость с Господом, «Имей меня отреченна» – отвечает каждый из званных.

Почему одной из причин отказа оказывается женитьба? Ведь сказано что «нехорошо быть человеку одному», с первых страниц Библии Господь благословляет брачный союз, и Церковь утверждает, что цель брака – это спасение. Но верно также и то, что если в браке люди забывают о Творце тогда, действительно, «враги человеку – домашние его» и тогда «женатый старается угодить не Богу, но жене».

Взамен недостойных своего призвания, в притче, Господин посылает своего раба пройти по улицам и перекресткам и привести на трапезу всех, кого только можно сыскать: нищих увечных, хромых и слепых.

Удивительно, что те кто были приглашены оказались недостойными, а те, кто входят на пир люди незначительные, такие которых не было за трапезой у пригласившего Господа фарисея. И действительно, «многие первые будут последними, а последние первыми» – говорит Господь, не фарисеи, трудившиеся над изучением Закона первыми вошли в Царство Отца, а покаявшийся разбойник, и в Церковь Христову вошли народы, которые были идолопоклонниками – язычниками, а тот народ который Бог воспитывал на протяжении всей Ветхозаветной истории, отпал, но это отпадение временное вот что говорит апостол язычников Павел: «Не хочу оставить вас, братия, в неведе­нии о тайне сей, – чтобы вы не мечтали о себе, – что ожесточе­ние про­изошло в Израиле отчасти, до време­ни, по­ка войдет по­лное число язычников; и так весь Израиль спасет­ся, как написано: при­дет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова. Ибо дары и при­звание Божие непреложны» Рим.11, 25-26, 29). Ведь если не верен человек, то всегда верен Бог.

И всех нас, кого Господь призвал в Свою Церковь, в соответствии в притчей, можно назвать нищими, так нет у нас нет не любви, не добродетелей, глухими, потому что мы слышим Слово Божие и не понимаем, слепыми, потому что видим и не разумеем, хромыми – Господь дал нам заповеди, но мы постоянно претыкаемся И вот таких нас, Господь призывает на Трапезу Господню, таково одно из названий Божественной Литургии. И за все, что сделал для нас Сын Божий мы, конечно же, не можем Ему воздать должным образом, но мы можем понимать, с одной стороны – высоту нашего призвания, а с другой – то жалкое состояние, в котором мы пребываем. Мы можем и должны помнить слова Господа сказавшего ученикам: «Вы же когда исполните все что вам повелели говорите: мы рабы недостойные, что должны были сотворить, то и сотворили».

И если так мы будем поступать, то пребывая в Христовой Церкви, мы, постепенно, из званых, милостью Божией, будем превращаться в избранных. Аминь.

источник

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Проповеди

Выслушайте слова св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова, написанные им в его великом Апокалипсисе: «И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых. И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии» (Апок. 19, 6-9).

Блаженны званные на брачную вечерю Агнца.

Об этой брачной вечере сказал Господь свою великую притчу о званных на вечерю, которую слышали вы в нынешнем евангельском чтении.

Евангелист Лука говорит, что некоторый человек устроил вечерю великую, а апостол Матфей иначе говорит о том же самом: «Царство небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего. « (Мф. 22, 2).

Вот то, что говорит Матфей, чрезвычайно близко подходит к словам апостола Иоанна Богослова, которые читал я вам сейчас в Апокалипсисе.

Эта вечеря была именно брачный пир Сына Божия, а Сам Бог Отец устроил эту великую вечерю. Что же дальше слышим мы?

Были заколоты тельцы, овны, все было приготовлено для брачного пира Сына Божия, Которого скрыл Лука под видом некоторого человека.

И когда все было готово, когда настало время ужина, послал он раба сказать званным: «Идите, ибо уже все готово».

Заранее были приглашены, были заранее званы на брачный пир некоторые избранные.

Кто были эти избранные, кого первых звал Господь на брачную вечерю Сына Своего?

Это были вожди народа израильского, это были учители его – первосвященники, книжники, фарисеи, члены синедриона, старейшины народа – их в первую очередь звал Господь на пир Свой.

Он даже не ограничился однократным приглашением: когда все было готово к пиру, Он опять послал раба сказать, что все готово, идите, идите на пир.

И как ответили эти избранные, эти вожди народа израильского?

«И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю, и мне нужно пойти и посмотреть ее; прошу тебя, извини меня».

А по-славянски сказано гораздо лучше: «Молю тя, имей мя отречена», – отрекаюсь от твоей вечери.

Он купил землю и поэтому считал совсем неинтересным брачный пир Христов, вечерю Сына Божия. Ему дороже была земля, купленная им, ибо только на земное возложил он все свое упование, только к земному обратил сердце свое, только к земным благам направлены все стремления его, все помыслы, а потому не хочет он никакой вечери в царстве Божием, она ему неинтересна, важнее та земля, которую купил.

«Другой сказал: Я купил пять пар волов и иду испытать их; молю тя имей мя отречена».

Он купил пять пар волов, значит, не был бедным человеком: он был богат, и из-за этих пяти пар волов отказался от вечери в царстве Божием.

О, окаянный любостяжатель! О несчастный, привязанный всем сердцем только к богатству, только к благам земным.

Знаем, знаем мы, что кто вступит раз на путь любостяжания, никогда не сходит с него, ибо любостяжание всецело овладевает сердцем человека, делает сердце это ничем ненасытимым, ибо чем больше приобретает человек, тем больше разгорается его страсть к приобретениям, тем ненасытимее хочет он новых богатств.

«Третий сказал: я женился; и потому не могу прийти».

Первые два все-таки извинялись, а этот даже не извинился, он просто и грубо говорит: не нужна мне твоя вечеря. Я женился, мне предстоят брачные утехи, которые мне гораздо дороже твоей вечери. Имей мя отречена.

Опять человек, преданный всем сердцем земному.

«И возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место».

Кто эти слепые, хромые, нищие и убогие, которых собирал хозяин вечери по улицам города?

Это те, о которых говорит апостол Павел в послании Коринфянам: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и униженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее. « (1 Кор. 1, 27-29).

Это были нищие и телом, и духом, это были смиренные, простые люди, которые не кичились своей мудростью, ибо книжной мудрости не имели, были необразованными людьми.

А ведь вы же знаете, что Своих святых апостолов Господь Иисус Христос избрал именно из таких, из ничего не знающих от науки, от мудрости человеческой, простых рыбарей. Потом еще 70 избрал.

Они из тех, которые ходили за Ним, а ходили толпы людей, совсем иначе настроенных, чем вожди израильские, ненавидевшие Христа из зависти к Нему.

Это были люди простые, хотя и грешные, и тяжко грешные, как мытари и блудницы, но которые омывали слезами своими ноги Его и отирали их распущенными волосами.

Это были не мудрые, не знатные – это были униженные.

Они чувствовали сердцем своим, хотя и грешным, но сохранившим чуткость, святость Господа Иисуса, чувствовали огромный контраст между Христом, Святейшим святых, и самими собой, сосудами греха и нечистоты.

И эта святость Христова привлекала к Нему их – всех этих хромых, спотыкающихся на греховных путях своих; всех этих слепых, ничего не видевших в сердце своем, что надлежало бы видеть, в чем надлежало покаяться.

Это они – нищие, хромые, слепые, убогие – это они обратили сердца свои к Спасителю нашему, их собрал раб господина по улицам города. Но осталось еще место.

И тогда «господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой» (Лк. 14, 17-24).

Кого это велел Он искать по дорогам загородним, по проселочным путям, по изгородям?

Это язычники, среди которых с такой быстротой распространилось евангельское слово, это язычники, жившие далеко, далеко от Иерусалима, это язычники той великой империи Римской, которая покорила себе весь тогдашний мир. Это они, покоренные в течение трех веков проповедью о Христе, это они, пролившие в этом процессе своего познания Христа так много крови, мученики Христовы – это они, темные язычники, блуждавшие по перепутьям.

Это их призвал Господь.

Знаете вы, что Евангелие Христово в течение трех веков покорило себе весь тогдашний языческий мир. Вот кем наполнилась горница, уготованная для пира.

Св. Матфей прибавляет еще нечто важное, о чем умолчал Лука: «Царь, вошедши посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте в тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22, 11-13).

А это кто: одетый не в брачную одежду? Это один из тех, которых немало даже среди нынешних христиан, один из тех, кто не понимает, что «царство Божие силой берется, и употребляющие усилия восхищают его».

Это тот, который полагал, что получив отпущение и прощение грехов в таинстве крещения, уже чист; это один из ханжей, которые думают, что только одним внешним соблюдением обрядов, одной внешней набожностью можно заслужить царствие Божие.

Не хотят видеть той грязи, которой так много в сердцах их, не хотят сознавать, что одеты в грязное рубище, зловонное рубище, сотканное из их грехов, и все-таки смеют лезть на вечерю Христову.

О как нужно их изгнать, не терпеть присутствия их! Как допустить их к участию в вечере великой?! В царстве Божием место только святым и более никому.

Ну что же, скажем ли, что притча Христова относится только к тем древним людям, врагам Христовым, вождям народа израильского, и нечестивым книжникам и фарисеям?

Не скажем, не скажем: слова Христовы вечны, имеют они вечное и непрестающее значение и в наши дни, и для нас, живущих почти через две тысячи лет, имеют глубокое значение. Ибо подлинно, разве не все люди, которых Он искупил Божественною Кровью Своею, призваны на вечерю в царстве Божием?

А многие ли откликаются на призыв?

О как их мало, как мало!

О Господи! Как страшно, что вечеря Христова уничижается!

Читайте также:  На каком сроке беременности надо носить бандаж

Огромное, огромное множество людей так поступают: им нет дела до царства Небесного, они не верят в вечную загробную жизнь, не верят в Бога и в Царствие Его вечное; они идут своим путем, отвергши путь Христов.

Что же, пусть идут – их воля, но пусть смотрят, куда придут. Увидят, увидят, поймут, что отвергли, над чем смеялись и издевались.

Но в роде человеческом далеко не все таковы.

Из числа отвергших вечерю Христову есть много, очень много таких, которые веруют в Бога, которые любят Христа и хотели бы войти в Царство Небесное.

Но на вечерю они не идут, но Христу, зовущему на вечерю, отвечают: «Имей мя отречена».

Почему, почему вы не идете?! Они смущенно отвечают: как нам идти, ведь над нами будут смеяться, будут издеваться. Можем ли мы идти против течения, можем ли не жить той жизнью, которой все живут? Можем ли выдаваться из среды людей мира сего? Ведь зависим от них во многих отношениях, боимся потерять то, что имеем, если пойдем против них.

И не хотят идти против течения. И плывут по течению.

Плыви, плыви, смотри только, куда приплывешь – в полном отчаянии приплывешь.

Ты боялся насмешек и издевательств людей мира сего, а не боялся ли ты слов Самого Господа и Бога нашего Иисуса Христа: «Кто постыдится Меня пред человеки, постыжусь того и Аз пред Отцом Моим Небесным».

Этого не боишься, это для тебя меньшее значение имеет, чем насмешки людей мира сего? Это не побуждает ли тебя плыть против течения?

Не в нашей власти таких удержать, но в нашей власти осознать ужас отречения от царства Небесного, от вечери Христовой.

Нам нужно сознавать, что заслужим мы отречение от нас Самого Господа Иисуса Христа, если посмеем Ему сказать: «имей мя отречена», если не решимся плыть против течения, если выше всего не будем ставить заповеди Христовы, не боясь того, что скажут о нас люди мира сего.

О как бы я хотел, чтобы среди вас, малого моего стада, не нашлось ни одного, кто заслужил бы осуждение от Христа, зовущего на вечную Свою вечерю, чтобы не оказался никто изгнанным с вечери Христовой за то, что пролез туда в грязной, зловонной одежде греха.

Жизнь коротка, все скоро умрем, так подумаем же о том, что оставшиеся дни наши надо употребить на то, чтобы очистить сердца свои и стать достойными участниками великой и вечной вечери Христовой.

Всех нас да сподобит этой радости Господь и Бог наш Иисус Христос!

30 декабря 1951 г.

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

источник

В евангелии от Луки можно прочтитать следующее повествование. Некий господин решил сделать в своем доме большой пир, на который решил пригласить многих званных гостей. Для этого господин послал своих рабов приглашать потенциальных участников пира. Однако, многие званные на вечерю (пир) отказались от присутствия в меру разнообразных причин. Одни были заняты хозяйственной деятельностью, у других наблидались какие-либо семейные проблемы. Когда слуги вернулись к своему господину, они сообщили что никто не принял приглашение на вечерю. Тогда управитель приказал слугам идти по улицам и собирать всех, кто попадется на пути вне всякого звания и достоинства. В итоге, именно эти люди и заполнили весь дом господина.

Христианство поясняет эту притчу следующим образом. Под пиром, устроенным господином, разумеется Царство Небесное, а также возможность прикосновения к различным церковным таинствам, которые являются пиршеством веры. Многие, казалось бы верующие люди, должны иметь первенство чести в этом обществе. То есть, речь в еванегелии шла о законоучителях еврейских — книжниках, законниках и фарисеях. Именно эти люди были теми, кто знали о вере в истинного Бога, а также стремились к научению в этом других людей. Однако когда на землю пришел Спаситель, они отвергли его. То есть, не приняли участия в благодатном освящении, остались безучастными к деятельности Церкви. Фарисеи не приняли самого Христа, отвергнув божественное откровение. Именно поэтому в Церковь, как в общесто людей, вошли те люди, которые не обладали знаниями о Боге. Они были простыми людьми, ищущими возможность соприкосновения с Богом. И эта возможность была им дарована.

Стоит отметить, что великие апостолы сами, по большей части, были простыми людьми — рыбаками. Однако они, просвещенные благодатью, стали великими проповедниками евангелия.

Также эту притчу можно рассматривать и в приложении на настоящее время. Бог созывает и призывает каждого к себе. Однако у большинства людей на него просто не хватает времени. Многие находят отговорки в занятости, семейных проблемах и прочих затруднениях для того, чтобы не принимать участия в пиршестве веры, не быть членами Церкви Христовой. В этом может проявляться свободная воля и нежелание человека стремления к своему Творцу. Однако святое место не бывает пустым. Поэтому все равно находятся те, кто отыскивает возможность участия в благодатной церковной деятельности. К таковым людям можно отнести всех верующих людей, которые не только являются христианами по букве, но и по своей сути. Именно такую трактовку евангельской притчи о званных на вечерю предлагает православная Церковь.

источник

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Притча о званых на пир, прозвучавшая в сегодняшнем евангельском чтении, для многих из нас хорошо знакома. Хорошо знаком нам и смысл этой притчи. Тот смысл, который изначально вкладывал в нее Спаситель во время Своей проповеди.

Да, действительно, званые на пир – это прежде всего богоизбранный иудейский народ, которому дано было Божественное откровение. Но то, что среди этого званого народа оказалось очень мало тех, кто был способен принять на себя одновременно и бремя, и радость брачного пира, было печальным пророчеством Спасителя.

Действительно, очень мало оказалось среди званого на пир пришедшего в мир Спасителя богоизбранного еврейского народа избранных сынов, которые пошли за Христом. Но Спаситель никогда не говорил Свои притчи только для Своих современников – Он обращал их и в будущее. И не случайно евангелисты, запечатлев Его притчи, обращают их к нам. И немного найдется таких выразительных притчей, которые бы как именно притча о званых на брачный пир, были бы постоянно обращены к христианам всех времен.

Увы! Пришедшие на смену богоизбранным евреям богоизбранные христиане точно так же очень редко оказывались достойными своего избрания. Почему в свое время иудеи в большинстве своем не приняли, не узнали Христа? Наверное, не только потому, что кто-то недавно женился, у кого-то был скот, который нужно было пасти. Помните, все эти объяснения, которыми отговариваются званые на пир в сегодняшней притче?

Христа не приняли прежде всего потому, что иудеи ожидали от Него для себя земного торжества и благоденствия. Они ожидали, что пришедший в мир Мессия утвердит царство богоизбранного народа как царство от мира сего и в мире сем. И когда выяснилось, что Христос пришел утвердить Царство не от мира сего, когда выяснилось, что Христос уготовал Своим избранным крестный путь страдания, многие предпочли остаться вне этого пира и сказать, что они не признают во Христе долгожданного Мессию.

Это было тогда. Но, увы, это происходит и в последующие времена, и в наше время, в том числе.

Попытаемся эту притчу перенести на нашу с вами современную жизнь, и мы поймем, насколько упрек, содержащийся в ней, обращен и к нам с вами.

Попытаемся сейчас представить, о чем думают, о чем говорят, из-за чего переживают многие наши с вами братья во Христе. И мы, в том числе.

Чаще всего темой наших размышлений и переживаний, темой наших разговоров являются суетные мирские дела. Более того, из года в год мы все больше говорим о том, как нам тяжело жить, как тяжелы наши материальные проблемы, каково наше здоровье, как трудно лечиться, как трудно учиться, как трудно просто выживать.

И нельзя сказать, что мы лукавим. Мы действительно говорим о том, что есть. Но незаметно в этих разговорах исчезает самое главное: ощущение того, что несмотря на все трудности нашей жизни, тот самый пир, на который мы призваны прийти, сейчас происходит, как никогда свободно и празднично.

Если бы мы голодали, если бы мы претерпевали немощи среди закрытых разрушенных храмов без возможности принести церковное покаяние, без возможности причаститься благодатных Святых Даров, тогда действительно можно было бы говорить о том, что жизнь наша ужасна.

Но ведь есть же у нас ни с чем несравнимый пир Божественной Литургии. Есть для нас с вами, как никогда свободно и доступно, возможность покаяться за всю свою жизнь. Возможность получить главную поддержку во всех наших житейских испытаниях – благодатную помощь Божию, которая дается нам в Святой Евхаристии. Но как мы, христиане, легко забываем об этом.

Да. Мы ходим в храм, мы совершаем молитвенное правило, периодически исповедуемся, причащаемся, и вместе с тем по большей части наши помыслы устремлены на другое.

Нередко сейчас приходится слышать, что и христиане, и не христиане, и люди церковные, и люди, не переступающие порога храма, чаще всего говорят, думают и переживают об одном: о хлебе насущном. И печально, что мы, христиане, в этом отношении очень редко выделяемся из всего окружающего нас несметного числа нецерковных людей.

Мы тоже вместе с ними кряхтим, стенаем, а очень часто преисполняемся зависти, ненависти и злобы на нашем трудном жизненном пути. И тем самым, незаметно для себя перестаем быть христианами. Тем самым мы как будто говорим всей своей жизнью, что, конечно, Божественная Литургия — это та самая Трапеза, на которую Господь призывает нас как на пир, но что нам до нее, если так трудно нам живется. И при этом мы забываем о том, что еще совсем недавно было время, когда этой самой главной Трапезы, этого самого главного средства поддержания наших немощных сил, Евхаристии, не было не просто во многих деревнях, но и во многих городах, во многих областях. И еще недавно бывали целые области, где не было ни одного открытого храма. Мы с легкостью забываем об этом. И самое главное, являем себя миру не христианами, а такими же захваченными страстями мирскими, немощными, мятущимися людьми, которые думают не об Иисусе, а о «хлеба кусе».

Задумаемся над тем, почему так происходит с нами.

Маловерие? Безусловно. Проявление в течение многих десятилетий насаждавшейся, в том числе и в наших душах, стихии неверия, зависти и ненависти? Тоже, конечно, присутствует. Но самое печальное заключается в том, что мы забываем, может быть, о самом главном. О том, что от нашей недооценки Святой Евхаристии, этой главной нашей Трапезы, и она сама может быть отнята от нас. И вот тогда мы действительно останемся ни с чем. И тогда у нас действительно не останется ничего. И тогда нам действительно не на что будет надеяться.

И так безусловно будет, если мы, христиане, не сможем явить миру себя так, как должно, если мы, будучи, может быть, беднее многих других, найдем в себе силы поделиться тем немногим, что у нас есть. Если будем жить свободно от того, что превращает людей в рабов мира сего.

Будем помнить об этом. И тогда из званых мы превратимся в избранных. И тогда наша с вами жизнь, наши с вами проблемы будут разрешаться Самим Господом нашим. Мы будем не только зваными гостями, но и избранными гостями на благодатном пиру Святой Евхаристии. Аминь.

источник

30 декабря евангельское чтение на Литургии будет рассказывать о том, как хозяин устроил пир, не смог собрать на него своих друзей и тогда призвал нищих, увечных и слепых. Чему нас учит эта притча, как услышать Божий призыв и можно ли понуждать к вере, объясняет протоиерей Геннадий ФАСТ.


Дионисий. Притча о брачном пире. Фреска собора Рождества Пресвятой Богородицы Ферапонтова монастыря. Фото: Музей фресок Дионисия

«Один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже все готово. И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня. Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня. Третий сказал: я женился и потому не могу придти. И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место. Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди придти, чтобы наполнился дом мой. Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных». (Лк. 14:16-24)

Комментирует протоиерей Геннадий ФАСТ, настоятель Градо-Абаканского собора свв. Константина и Елены, автор книг по библеистике:

–Та же притча о званных и призванных есть и у евангелиста Матфея (Мф. 22:2-14). Там некий человек-царь, которому подобно Царство Небесное (Мф.22:2-14), сделал пир для сына своего. У евангелиста Луки мы слышим о человеке и его рабе, посланном звать на ужин гостей. Сопоставляя обоих евангелистов, мы понимаем, что речь идет о Боге-Отце, пославшего своего Сына, Господа Иисуса Христа звать людей в Царство Небесное. У св. Луки эта притча прямо предваряется словами некоего из возлежавших: «Блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Небесном (Лк.14:15). О Царстве Небесном были и первые слова проповеди Христа на земле: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф.3:2).
Итак, Господь зовет нас на Свой пир, в Царство Небесное и приглашает: «Идите, все уже готово».

Он обо всем позаботился – дело за приглашенными. Что же Домовладыка слышит в ответ? Все, как бы сговорившись, начинают отказываться. На самом деле никакого сговора не было, все произошло, как это бывает в жизни, стихийно. Все начинают отказываться, у всех находятся причины, которые они посчитали достаточными для отказа Богу.

Первый говорит, что я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее. Прошу тебя, извини меня. Вроде бы вежливо. В славянском переводе это звучит: имей мя отреченна, то есть, попросту, – отстань от меня, не приставай. Поскольку притча – повествование иносказательное, под землей здесь понимается собственность, все, что есть у человека своего, принадлежащего ему.

Читайте также:  Жена брата и сестра брата

Второй говорит, что купил пять волов и идет испытать их. Волы в то время – это сила, с помощью которой возделывалась земля. Потом это бы назвали трактором или комбайном. Под волами понимается труд, призвание, деятельность, общественная активность.
Третий говорит: «Я женился и не могу прийти». И даже не извиняется. Здесь понятно без иносказаний, что речь идет о семье.

Ни первый, ни второй, ни третий не грешат. Собственность – не грех, труд – не грех, семья – не грех. Более того, все это людям Самим Богом дано и заповедано: Господь дал людям землю, велел трудиться, благословил брак. Что же не так?

То, что все, полученное человеком от Бога, становится между Богом и человеком, разделяет их. У человека много собственности, кипучей деятельности, которая наполняет его жизнь, делает его бодрым, востребованным, значимым, богатым, у него семья, заботы о которой также наполняют его жизнь, ведь столько всего надо успеть, чтобы и у детей все было не хуже, чем у других, чтоб жена была довольна, так что для Бога уже не остается места. И все полученные от Бога дары становятся причиной к Богу не идти.

Так было и во времена земной жизни Христа, и в наше время. Нередко можно услышать от очень хороших, добрых, нравственных людей, как они из-за собственности, труда и семьи не могут найти время для Бога. Да и не только время не могут найти – Он им неинтересен!

Результат – гнев Божий. Когда мы Божии дары используем, о Подателе же благ забываем, то становимся чадами гнева Божия и то, что было даром Божьим, начинает разрушать нашу жизнь.

Дальше Господь зовет уже не богатых, но нищих, хромых, убогих. Кто это такие? Те, у кого что-то не сложилось: с собственностью, работой семьей. Мы не знаем, по каким причинам это произошло. Они были недостаточно талантливы или трудолюбивы? А может быть, просто кротки и уступчивы?

Так или иначе, они оказались отзывчивее, чем те, у кого все было в порядке. Нередко приходится делать вывод о том, что люди, которые в мире сем оказались не у дел, не преуспели в земной премудрости, чувствительнее к мудрости небесной. А Бог, как мы знаем из Евангелия, как раз и пришел «взыскать и спасти погибшее» (Лк.19:10). Как писал апостол Павел: «Посмотрите, братья, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог. » (1 Кор.1:26).

Можно ли из этого сделать вывод, что «вера – для слабых» или что к Богу «всегда приходят скорбями», как иногда доводится услышать? Мне как-то не по себе, когда я слышу такое. Разве скорбями пришел к Богу Авраам, Никодим, учитель иудейский, Иосиф Аримафейский, богатый человек, – все они были людьми с землей, женами и волами. Или разве от скорби и убожества шли на смерть за Христа мученики, среди которых были и богатые, и знатные, и царские дети? Да и нигде в Евангелии не говорится, что нищета и хромота – добро, а богатство, успех – зло. Конечно, сказано, что «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие», но это значит то, что идущие в Царство Божие должны терпеть те скорби, которые Бог пошлет, потому что этот путь тернистый. А среди нищих и убогих мы видим достаточно таких, кого совершенно не интересует слово Божие, озлобленных и угрюмых.

Нищета бывает разной. Есть нищие по лени, есть – по несчастному случаю, а есть нищие духом, о которых говорится в первой из Заповедей Блаженств, самом сердце Евангелия. Такая нищета открывает к Богу прямой путь: ни волы, ни земная любовь, ни заботы житейские не могут заглушить призывающий Божий глас, потому что душа больше всего алчет Божией правды. И конечно, о такой нищете мы не должны забывать, читая эту притчу.

Но вот все призваны и еще осталось место. И Господь посылает пойти по дорогам и собрать всех, кого только найдет, чтобы наполнился «дом Мой». В святоотеческих толкованиях здесь говорится о мире языческом. Первые два раза Господь зовет людей иудейского благочестия, призванных ответить на Его зов, и среди которого оказались состоявшиеся и несостоявшиеся. А третий раз – ни те, ни другие, но язычники, которые, казалось бы, вообще далеки от Царствия Божиего и ничего не знали о Едином Боге, никто их не научил. Но Господь все равно их призывает. Потому что Господь стучится в сердце каждого человека, или через Свое Слово, или через голос совести.

Здесь есть одно интересное место: Господь говорит посылающему: «убеди (их) прийти». «Убеди» в данном случае – ослабленный по значению синодальный вариант греческого глагола, который звучит скорее как «понуди прийти».

Еще блаженный Августин обратил на это внимание и высказывал мысль о позволительности понуждения в том, чтобы приводить людей к вере. Во времена позднего средневековья на этот текст ссылались те, кто считал оправданным физическую борьбу и даже уничтожение еретиков, противников веры. Можно ли понуждать людей к вере, добру? Бог весть! Может, иногда человек и нуждается в каком-то понуждении.

Однако, в основном речь может идти лишь о понуждении духовном. Слово Божие действует неотразимо. Человек порой и не хочет, и далек от всего, но вдруг услышит Слово Божие и покоряется высшему голосу в себе самом. Сердце уязвляется любовью Божией, красотой Божьей жизни и истиной Христовой и люди идут. И тогда наполняется дом.

Но почему же «мало избранных»? Иногда говорят: не все избраны для Царства Божия. Это как раз тот момент, когда на словах притчи нельзя строить некий догмат, делать вероучительный вывод, как нельзя делать такой же вывод на основании псалмов, являющихся духовной поэзией. Господь зовет всех. И состоявшихся, и несостоявшихся по разным причинам, всех, кого только найдут. Он даже «понуждает» прийти. И никто из откликнувшихся Богом не отринут. И потому слова: «много званных, но мало избранных» означают, что званы все, а избраны только те, кто услышал зов Божий и ответил на него. Избран ли ты – это от тебя зависит, потому что ты позван. Но Дом Божий еще наполняется, еще есть время. Хотя мы и не знаем, сколько его у нас.

Подготовила Ирина ЛУХМАНОВА

источник

Выслушайте слова св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова, написанные им в его великом Апокалипсисе: «И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых. И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии» (Апок. 19, 6-9).

Блаженны званные на брачную вечерю Агнца.

Об этой брачной вечере сказал Господь свою великую притчу о званных на вечерю, которую слышали вы в нынешнем евангельском чтении.

Евангелист Лука говорит, что некоторый человек устроил вечерю великую, а апостол Матфей иначе говорит о том же самом: «Царство небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего…» (Мф. 22, 2).

Вот то, что говорит Матфей, чрезвычайно близко подходит к словам апостола Иоанна Богослова, которые читал я вам сейчас в Апокалипсисе.

Эта вечеря была именно брачный пир Сына Божия, а Сам Бог Отец устроил эту великую вечерю. Что же дальше слышим мы?

Были заколоты тельцы, овны, все было приготовлено для брачного пира Сына Божия, Которого скрыл Лука под видом некоторого человека.

И когда все было готово, когда настало время ужина, послал он раба сказать званным: «Идите, ибо уже все готово».

Заранее были приглашены, были заранее званы на брачный пир некоторые избранные.

Кто были эти избранные, кого первых звал Господь на брачную вечерю Сына Своего?

Это были вожди народа израильского, это были учители его – первосвященники, книжники, фарисеи, члены синедриона, старейшины народа – их в первую очередь звал Господь на пир Свой.

Он даже не ограничился однократным приглашением: когда все было готово к пиру, Он опять послал раба сказать, что все готово, идите, идите на пир.

И как ответили эти избранные, эти вожди народа израильского?

«И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю, и мне нужно пойти и посмотреть ее; прошу тебя, извини меня».

А по-славянски сказано гораздо лучше: «Молю тя, имей мя отречена», – отрекаюсь от твоей вечери.

Он купил землю и поэтому считал совсем неинтересным брачный пир Христов, вечерю Сына Божия. Ему дороже была земля, купленная им, ибо только на земное возложил он все свое упование, только к земному обратил сердце свое, только к земным благам направлены все стремления его, все помыслы, а потому не хочет он никакой вечери в царстве Божием, она ему неинтересна, важнее та земля, которую купил.

«Другой сказал: Я купил пять пар волов и иду испытать их; молю тя, имей мя отречена».

Он купил пять пар волов, значит, не был бедным человеком: он был богат, и из-за этих пяти пар волов отказался от вечери в царстве Божием.

О, окаянный любостяжатель! О несчастный, привязанный всем сердцем только к богатству, только к благам земным.

Знаем, знаем мы, что кто вступит раз на путь любостяжания, никогда не сходит с него, ибо любостяжание всецело овладевает сердцем человека, делает сердце это ничем ненасытимым, ибо чем больше приобретает человек, тем больше разгорается его страсть к приобретениям, тем ненасытимее хочет он новых богатств.

«Третий сказал: я женился; и потому не могу прийти».

Первые два все-таки извинялись, а этот даже не извинился, он просто и грубо говорит: не нужна мне твоя вечеря. Я женился, мне предстоят брачные утехи, которые мне гораздо дороже твоей вечери. Имей мя отречена.

Опять человек, преданный всем сердцем земному.

«И возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место».

Кто эти слепые, хромые, нищие и убогие, которых собирал хозяин вечери по улицам города?

Это те, о которых говорит апостол Павел в послании Коринфянам: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и униженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее…» (1 Кор. 1, 27-29).

Это были нищие и телом, и духом, это были смиренные, простые люди, которые не кичились своей мудростью, ибо книжной мудрости не имели, были необразованными людьми.

А ведь вы же знаете, что Своих святых апостолов Господь Иисус Христос избрал именно из таких, из ничего не знающих от науки, от мудрости человеческой, простых рыбарей. Потом еще 70 избрал.

Они из тех, которые ходили за Ним, а ходили толпы людей, совсем иначе настроенных, чем вожди израильские, ненавидевшие Христа из зависти к Нему.

Это были люди простые, хотя и грешные, и тяжко грешные, как мытари и блудницы, но которые омывали слезами своими ноги Его и отирали их распущенными волосами.

Это были не мудрые, не знатные – это были униженные.

Они чувствовали сердцем своим, хотя и грешным, но сохранившим чуткость, святость Господа Иисуса, чувствовали огромный контраст между Христом, Святейшим святых, и самими собой, сосудами греха и нечистоты.

И эта святость Христова привлекала к Нему их – всех этих хромых, спотыкающихся на греховных путях своих; всех этих слепых, ничего не видевших в сердце своем, что надлежало бы видеть, в чем надлежало покаяться.

Это они – нищие, хромые, слепые, убогие – это они обратили сердца свои к Спасителю нашему, их собрал раб господина по улицам города. Но осталось еще место.

И тогда «господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой» (Лк. 14, 17-24).

Кого это велел Он искать по дорогам загородним, по проселочным путям, по изгородям?

Это язычники, среди которых с такой быстротой распространилось евангельское слово, это язычники, жившие далеко, далеко от Иерусалима, это язычники той великой империи Римской, которая покорила себе весь тогдашний мир. Это они, покоренные в течение трех веков проповедью о Христе, это они, пролившие в этом процессе своего познания Христа так много крови, мученики Христовы – это они, темные язычники, блуждавшие по перепутьям.

Это их призвал Господь.

Знаете вы, что Евангелие Христово в течение трех веков покорило себе весь тогдашний языческий мир. Вот кем наполнилась горница, уготованная для пира.

Св. Матфей прибавляет еще нечто важное, о чем умолчал Лука: «Царь, вошедши посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте в тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22, 11-13).

А это кто: одетый не в брачную одежду? Это один из тех, которых немало даже среди нынешних христиан, один из тех, кто не понимает, что «царство Божие силой берется, и употребляющие усилия восхищают его».

Это тот, который полагал, что получив отпущение и прощение грехов в таинстве крещения, уже чист; это один из ханжей, которые думают, что только одним внешним соблюдением обрядов, одной внешней набожностью можно заслужить царствие Божие.

Не хотят видеть той грязи, которой так много в сердцах их, не хотят сознавать, что одеты в грязное рубище, зловонное рубище, сотканное из их грехов, и все-таки смеют лезть на вечерю Христову.

О как нужно их изгнать, не терпеть присутствия их! Как допустить их к участию в вечере великой?! В царстве Божием место только святым и более никому.

Читайте также:  Как похудеть на 1 кг

Ну что же, скажем ли, что притча Христова относится только к тем древним людям, врагам Христовым, вождям народа израильского, и нечестивым книжникам и фарисеям?

Не скажем, не скажем: слова Христовы вечны, имеют они вечное и непрестающее значение и в наши дни, и для нас, живущих почти через две тысячи лет, имеют глубокое значение. Ибо подлинно, разве не все люди, которых Он искупил Божественною Кровью Своею, призваны на вечерю в царстве Божием?

А многие ли откликаются на призыв?

О как их мало, как мало!

О Господи! Как страшно, что вечеря Христова уничижается!

Огромное, огромное множество людей так поступают: им нет дела до царства Небесного, они не верят в вечную загробную жизнь, не верят в Бога и в Царствие Его вечное; они идут своим путем, отвергши путь Христов.

Что же, пусть идут – их воля, но пусть смотрят, куда придут. Увидят, увидят, поймут, что отвергли, над чем смеялись и издевались.

Но в роде человеческом далеко не все таковы.

Из числа отвергших вечерю Христову есть много, очень много таких, которые веруют в Бога, которые любят Христа и хотели бы войти в Царство Небесное.

Но на вечерю они не идут, но Христу, зовущему на вечерю, отвечают: «Имей мя отречена».

Почему, почему вы не идете?! Они смущенно отвечают: как нам идти, ведь над нами будут смеяться, будут издеваться. Можем ли мы идти против течения, можем ли не жить той жизнью, которой все живут? Можем ли выдаваться из среды людей мира сего? Ведь зависим от них во многих отношениях, боимся потерять то, что имеем, если пойдем против них.

И не хотят идти против течения… И плывут по течению…

Плыви, плыви, смотри только, куда приплывешь – в полном отчаянии приплывешь.

Ты боялся насмешек и издевательств людей мира сего, а не боялся ли ты слов Самого Господа и Бога нашего Иисуса Христа: «Кто постыдится Меня пред человеки, постыжусь того и Аз пред Отцом Моим Небесным».

Этого не боишься, это для тебя меньшее значение имеет, чем насмешки людей мира сего? Это не побуждает ли тебя плыть против течения?

Не в нашей власти таких удержать, но в нашей власти осознать ужас отречения от царства Небесного, от вечери Христовой.

Нам нужно сознавать, что заслужим мы отречение от нас Самого Господа Иисуса Христа, если посмеем Ему сказать: «имей мя отречена», если не решимся плыть против течения, если выше всего не будем ставить заповеди Христовы, не боясь того, что скажут о нас люди мира сего.

О как бы я хотел, чтобы среди вас, малого моего стада, не нашлось ни одного, кто заслужил бы осуждение от Христа, зовущего на вечную Свою вечерю, чтобы не оказался никто изгнанным с вечери Христовой за то, что пролез туда в грязной, зловонной одежде греха.

Жизнь коротка, все скоро умрем, так подумаем же о том, что оставшиеся дни наши надо употребить на то, чтобы очистить сердца свои и стать достойными участниками великой и вечной вечери Христовой.

Всех нас да сподобит этой радости Господь и Бог наш Иисус Христос!

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

источник

Неделя 28. Притча о званных на вечерю

Выслушайте слова св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова, написанные им в его великом Апокалипсисе: «И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых. И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии» (Апок. 19, 6–9).

Блаженны званные на брачную вечерю Агнца.

Об этой брачной вечере сказал Господь свою великую притчу о званных на вечерю, которую слышали вы в нынешнем евангельском чтении.

Евангелист Лука говорит, что некоторый человек устроил вечерю великую, а апостол Матфей иначе говорит о том же самом: «Царство небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего…» (Мф. 22, 2).

Вот то, что говорит Матфей, чрезвычайно близко подходит к словам апостола Иоанна Богослова, которые читал я вам сейчас в Апокалипсисе.

Эта вечеря была именно брачный пир Сына Божия, а Сам Бог Отец устроил эту великую вечерю. Что же дальше слышим мы?

Были заколоты тельцы, овны, все было приготовлено для брачного пира Сына Божия, Которого скрыл Лука под видом некоторого человека.

И когда все было готово, когда настало время ужина, послал он раба сказать званным: «Идите, ибо уже все готово».

Заранее были приглашены, были заранее званы на брачный пир некоторые избранные.

Кто были эти избранные, кого первых звал Господь на брачную вечерю Сына Своего?

Это были вожди народа израильского, это были учители его — первосвященники, книжники, фарисеи, члены синедриона, старейшины народа — их в первую очередь звал Господь на пир Свой.

Он даже не ограничился однократным приглашением: когда все было готово к пиру, Он опять послал раба сказать, что все готово, идите, идите на пир.

И как ответили эти избранные, эти вожди народа израильского?

«И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю, и мне нужно пойти и посмотреть ее; прошу тебя, извини меня».

А по-славянски сказано гораздо лучше: «Молю тя, имей мя отречена», — отрекаюсь от твоей вечери.

Он купил землю и поэтому считал совсем неинтересным брачный пир Христов, вечерю Сына Божия. Ему дороже была земля, купленная им, ибо только на земное возложил он все свое упование, только к земному обратил сердце свое, только к земным благам направлены все стремления его, все помыслы, а потому не хочет он никакой вечери в царстве Божием, она ему неинтересна, важнее та земля, которую купил.

«Другой сказал: Я купил пять пар волов и иду испытать их; молю тя имей мя отречена».

Он купил пять пар волов, значит, не был бедным человеком: он был богат, и из-за этих пяти пар волов отказался от вечери в царстве Божием.

О, окаянный любостяжатель! О несчастный, привязанный всем сердцем только к богатству, только к благам земным.

Знаем, знаем мы, что кто вступит раз на путь любостяжания, никогда не сходит с него, ибо любостяжание всецело овладевает сердцем человека, делает сердце это ничем ненасытимым, ибо чем больше приобретает человек, тем больше разгорается его страсть к приобретениям, тем ненасытимее хочет он новых богатств.

«Третий сказал: я женился; и потому не могу прийти».

Первые два все-таки извинялись, а этот даже не извинился, он просто и грубо говорит: не нужна мне твоя вечеря. Я женился, мне предстоят брачные утехи, которые мне гораздо дороже твоей вечери. Имей мя отречена.

Опять человек, преданный всем сердцем земному.

«И возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место».

Кто эти слепые, хромые, нищие и убогие, которых собирал хозяин вечери по улицам города?

Это те, о которых говорит апостол Павел в послании Коринфянам: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и униженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее…» (1 Кор. 1, 27–29).

Это были нищие и телом, и духом, это были смиренные, простые люди, которые не кичились своей мудростью, ибо книжной мудрости не имели, были необразованными людьми.

А ведь вы же знаете, что Своих святых апостолов Господь Иисус Христос избрал именно из таких, из ничего не знающих от науки, от мудрости человеческой, простых рыбарей. Потом еще 70 избрал.

Они из тех, которые ходили за Ним, а ходили толпы людей, совсем иначе настроенных, чем вожди израильские, ненавидевшие Христа из зависти к Нему.

Это были люди простые, хотя и грешные, и тяжко грешные, как мытари и блудницы, но которые омывали слезами своими ноги Его и отирали их распущенными волосами.

Это были не мудрые, не знатные — это были униженные.

Они чувствовали сердцем своим, хотя и грешным, но сохранившим чуткость, святость Господа Иисуса, чувствовали огромный контраст между Христом, Святейшим святых, и самими собой, сосудами греха и нечистоты.

И эта святость Христова привлекала к Нему их — всех этих хромых, спотыкающихся на греховных путях своих; всех этих слепых, ничего не видевших в сердце своем, что надлежало бы видеть, в чем надлежало покаяться.

Это они — нищие, хромые, слепые, убогие — это они обратили сердца свои к Спасителю нашему, их собрал раб господина по улицам города. Но осталось еще место.

И тогда «господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой» (Лк. 14, 17–24).

Кого это велел Он искать по дорогам загородним, по проселочным путям, по изгородям?

Это язычники, среди которых с такой быстротой распространилось евангельское слово, это язычники, жившие далеко, далеко от Иерусалима, это язычники той великой империи Римской, которая покорила себе весь тогдашний мир. Это они, покоренные в течение трех веков проповедью о Христе, это они, пролившие в этом процессе своего познания Христа так много крови, мученики Христовы — это они, темные язычники, блуждавшие по перепутьям.

Это их призвал Господь.

Знаете вы, что Евангелие Христово в течение трех веков покорило себе весь тогдашний языческий мир. Вот кем наполнилась горница, уготованная для пира.

Св. Матфей прибавляет еще нечто важное, о чем умолчал Лука: «Царь, вошедши посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте в тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22, 11–13).

А это кто: одетый не в брачную одежду? Это один из тех, которых немало даже среди нынешних христиан, один из тех, кто не понимает, что «царство Божие силой берется, и употребляющие усилия восхищают его».

Это тот, который полагал, что получив отпущение и прощение грехов в таинстве крещения, уже чист; это один из ханжей, которые думают, что только одним внешним соблюдением обрядов, одной внешней набожностью можно заслужить царствие Божие.

Не хотят видеть той грязи, которой так много в сердцах их, не хотят сознавать, что одеты в грязное рубище, зловонное рубище, сотканное из их грехов, и все-таки смеют лезть на вечерю Христову.

О как нужно их изгнать, не терпеть присутствия их! Как допустить их к участию в вечере великой?! В царстве Божием место только святым и более никому.

Ну что же, скажем ли, что притча Христова относится только к тем древним людям, врагам Христовым, вождям народа израильского, и нечестивым книжникам и фарисеям?

Не скажем, не скажем: слова Христовы вечны, имеют они вечное и непрестающее значение и в наши дни, и для нас, живущих почти через две тысячи лет, имеют глубокое значение. Ибо подлинно, разве не все люди, которых Он искупил Божественною Кровью Своею, призваны на вечерю в царстве Божием?

А многие ли откликаются на призыв?

О как их мало, как мало!

О Господи! Как страшно, что вечеря Христова уничижается!

Огромное, огромное множество людей так поступают: им нет дела до царства Небесного, они не верят в вечную загробную жизнь, не верят в Бога и в Царствие Его вечное; они идут своим путем, отвергши путь Христов.

Что же, пусть идут — их воля, но пусть смотрят, куда придут. Увидят, увидят, поймут, что отвергли, над чем смеялись и издевались.

Но в роде человеческом далеко не все таковы.

Из числа отвергших вечерю Христову есть много, очень много таких, которые веруют в Бога, которые любят Христа и хотели бы войти в Царство Небесное.

Но на вечерю они не идут, но Христу, зовущему на вечерю, отвечают: «Имей мя отречена».

Почему, почему вы не идете?! Они смущенно отвечают: как нам идти, ведь над нами будут смеяться, будут издеваться. Можем ли мы идти против течения, можем ли не жить той жизнью, которой все живут? Можем ли выдаваться из среды людей мира сего? Ведь зависим от них во многих отношениях, боимся потерять то, что имеем, если пойдем против них.

И не хотят идти против течения… И плывут по течению…

Плыви, плыви, смотри только, куда приплывешь — в полном отчаянии приплывешь.

Ты боялся насмешек и издевательств людей мира сего, а не боялся ли ты слов Самого Господа и Бога нашего Иисуса Христа: «Кто постыдится Меня пред человеки, постыжусь того и Аз пред Отцом Моим Небесным».

Этого не боишься, это для тебя меньшее значение имеет, чем насмешки людей мира сего? Это не побуждает ли тебя плыть против течения?

Не в нашей власти таких удержать, но в нашей власти осознать ужас отречения от царства Небесного, от вечери Христовой.

Нам нужно сознавать, что заслужим мы отречение от нас Самого Господа Иисуса Христа, если посмеем Ему сказать: «имей мя отречена», если не решимся плыть против течения, если выше всего не будем ставить заповеди Христовы, не боясь того, что скажут о нас люди мира сего.

О как бы я хотел, чтобы среди вас, малого моего стада, не нашлось ни одного, кто заслужил бы осуждение от Христа, зовущего на вечную Свою вечерю, чтобы не оказался никто изгнанным с вечери Христовой за то, что пролез туда в грязной, зловонной одежде греха.

Жизнь коротка, все скоро умрем, так подумаем же о том, что оставшиеся дни наши надо употребить на то, чтобы очистить сердца свои и стать достойными участниками великой и вечной вечери Христовой.

Всех нас да сподобит этой радости Господь и Бог наш Иисус Христос!

30 декабря 1951 г.

источник