Меню Рубрики

Для чего образованному человеку нужны гуманитарные дисциплины

Если ученый не осознает гуманитарной цели своей деятельности, наука может принести человеческому обществу как пользу, так и весьма ощутимый вред.

Совсем не случайно на заре человеческой истории именно философы делали выдающиеся открытия и в других областях, в том числе в точных и естественных науках.

Гуманитарные дисциплины несут и коммуникативную функцию. В первую очередь это является задачей филологических дисциплин. Речевое общение – потребность человека. С развитием технологий возрастает и роль общения. Чтобы человек мог свободно общаться с другими людьми, он должен владеть соответствующими навыками и базовыми понятиями. Такую возможность предоставляют филологические дисциплины.

Говорят, что незнание истории ведет к ее повторению. Развитие человеческого общества происходит в соответствии с определенными закономерностями. Эти закономерности уже описаны выдающимися историками прошлого. Именно поэтому изучение истории имеет большое значение в современном мире. Человек учится понимать, к каким последствиям могут привести те или иные процессы, происходящие в данный момент, а также его собственные действия. В условиях бурного развития коммуникационных технологий это особенно важно. Человек, не имеющий базовых знаний в области гуманитарных дисциплин, в первую очереди истории, легко становится объектом манипуляций. Именно на плохое знание гуманитарных наук рассчитаны методики управления общественным мнением.

источник

Пламенного приветища всем вам, дорогие читатели сайта Ege59.ru! Сегодня заметка будет больше мотивирующей, чем методической. Очень многие ребята не только в школе, но даже в вузе, вообще не понимают, зачем им эти гуманитарные дисциплины: история, или социология, или философия, не говоря уже о литературе и русском языке («Я же говорить умею, и ладно!»). Лично я уже устал объяснять ребятам одно и тоже, поэтому решил написать эту небольшую статью.

Лучше всего начать с истории. Хоть есть такая присказка, что история ничему не учит, тем не менее это глубокое заблуждение. Все, что говорят современные школьники или студенты о том что им нужно (или не нужно), старо как мир. Так например, после революции 1917 года была разрушена старая система образования, а новая была переосмыслена в духе марксизма-ленинизма.

И наравне с положительными изменениями (впервые в мире появилось бесплатное всеобщее и обязательное школьное и профессиональное среднее и высшее образование), образовались и негативные тенденции. Так, в вузы стали принимать без экзаменов, в средних специальных учебных заведениях отменили историю, философию, и другие гуманитарные дисциплины, которые стали именоваться буржуазными. А своих кадров (профессоров, инженеров и пр. ) пока не было.

Нужны были новые кадры, потому что надо было страну поднимать: заводы строить, мосты, дороги. И все это с нуля. И вот вышли первые инженеры, квалифицированные рабочие: сварщики, ткачи, строители из ссузов, в которых отменили гуманитарные дисциплины. И их сразу же назначили на руководящие должности, потому что не было пока кадрового резерва. И вот представьте вы — такой директор еще не построенного завода ( вам его еще предстоит построить ).

А ресурсов катастрофически не хватает: людей, бетона, песка, стройматериалов. Потому что, если вы не курсе, кредитов тогда Советской власти никто давать не рвался. Почему? Ну так-то я это разобрал в видеокурсе История России. Подготовка к ЕГЭ на 100 баллов . Если Вы уже прошли историю и не знаете таких вещей, то боюсь вы пребываете в неведении относительно уровня ваших знаний по истории.

И выяснилась страшная вещь: эти инженеры не в состоянии решить сложнейшую производственную задачу в условиях жесточайшего дефицита ресурсов. А почему? У них же вроде есть образование . Да беда оказалось в том только, что без гуманитарной составляющей, без умения формулировать свои мысли, творчески подходить к сложнейшим задачам, без таких умений просто техническое образование бесполезно.

Максимум чего можно добиться от такого специалиста: только шаблонно исполнять свои обязанности. Любой же шаблон НЕ нацелен на решение НОВЫХ сложнейших задач. Такую задачу можно решить исключительно творчески.

Вот такая история о гуманитарных дисциплинах. Сегодня в школах и вузах, думаю, что и в колледжах, сокращает часы на гуманитарные предметы. К чему это уже приводит? К тому что многие студенты не могут творчески решать их профессиональные задачи. Да даже говорить, выражать свои мысли они не могут. Я не говорю о всех, но проработав 8 лет в высшем образовании, бывало что я «нарывался» на целые группы таких ребят.

А как я их в вузе научу читать? Или понимать научную терминологическую речь, если они даже не знают некоторые слова. Они говорят «в натуре» вместо «действительно», они на семинарах читают с книжки или с телефона и мне приходится останавливать человека и спрашивать, а что он понял из прочитанного? А ведь потом ему придется читать профессиональные спецификации в его узкой области или , не дай Боже , самому их писать!

Именно поэтому в СССР гуманитарные дисциплины были введены в программу разных образовательных организаций, в том числе и на технических специальностях. У нас к примеру в школе было по 6 часов в неделю на историю, обществознание, и философию.

Думаю, вы поняли зачем нужно гуманитарные дисциплины. Если кто с чем не согласен: пиите в комментах, обсудим!

На закуску предлагаю посмотреть крайне интересное видеоинтервью в том числе и о советском образовании:

источник

Итак, давайте вспомним недавнюю историю. 11 сентября 2001 года произошёл теракт. И после этого все внезапно осознали, что существует такая вещь, как терроризм, с которым надо как-то бороться. Прошло 16 лет. Мы с вами уже давно живём в мире, учитывающем существование терроризма — проверки в аэропорту, одержимость безопасностью, мировая политика. Но за все это время так и не было найдено ни одного действенного способа борьбы с терроризмом. Меры безопасности не помогают — теракты по всему миру продолжаются. Антитеррористические операции бесполезны — террористы залегают на дно и вместо убитого лидера немедленно появляется новый. Остаётся только один метод борьбы — культурный. Никто, по существу, не понимает, кто такие террористы, какова их психология и чем они руководствуются в своих действиях. И поэтому вопросом занялись историки ближнего востока, историки ислама, специалисты по ближневосточной литературе, по антропологии религии и антропологии войны, психологи. И именно они смогли дать ответы на некоторые важные вопросы: почему терроризм так популярен на ближнем востоке, как им удается вербовать столько людей на западе, как с терроризмом связан ислам в своём радикальном изводе и как он определяет действия этих людей и тд.

Другой пример. Все когда-то соприкасались с серией игр «Герои меча и магии». Пятую часть делала русская компания Nival. Так вот саундтрек к этой пятой части, если прислушаться, построен на секвенциях Реквиема. Существа, которыми вы управляете — ангелы, волшебные существа, демоны — позаимствованы из средневековых бестиариев, рукописей о демонологии и ангелологии, богословских трактатов. И, в общем, на этом христианском визуальном ряде построена и вся эта серия, и почти любая фентезийная игра, которая когда-либо выходила. Казалось бы, такая современная вещь, как видеоигра, глубоко укорененная в массовой культуре — какое отношение она имеет к средневековым богословским вопросам? Самое прямое. Культура никогда не равна самой себе, никогда не существует в вакууме. Она все время черпает источники подпитки себя в других культурах — разных времен и разных языков.

Гуманитарии занимаются изучением культуры в разных её проявлениях. Филологи изучают тексты — основной механизм передачи опыта той или иной культуры; историки — то, как культура проявляла себя в политических, экономических, социальных практиках; философия занимается осмыслением культуры современной, опираясь на опыт мысли всей мировой философии до себя; перечислять можно долго. При этом Гуманитарии — это не художники и не поэты. Творчество — это прекрасно, но Гуманитарии занимаются принципиально иным. Творчество создаёт культуру, гуманитарные науки её изучают. Развивать технологии — это прекрасно, но новые технологии немедленно оказываются вовлечены в новые культурные механизмы. Невозможно создать ту или иную технологию, если культура к ней не готова. Именно поэтому римляне, знавшие силу пара, так и не изобрели паровой двигатель. Культура похожа на систему морей и океанов — они постоянно сообщаются между собой, и погребает в себе все, что туда попадает, будь это затонувший корабль или атомная боеголовка. Вся наша жизнь определяется культурой, в которой мы живём, языком, на котором мы разговариваем, литературой, которую мы читаем (или читали наши родители, или читают наши дети). И, если представить, что гуманитарные науки вдруг исчезли, то мы останемся в вакууме, неспособные объяснить себе, почему мы поступаем так, а не иначе, откуда мы взялись, как взаимодействовать со всеми этими людьми, которые нас окружают. Вот зачем нужны гуманитарные науки и Гуманитарии, работающие с ними. И только очень недальновидный и не желающий включить голову человек может утверждать, что они нужны исключительно для пополнения рядов кассиров.

Если вам стало интересно, что это за звери такие, Гуманитарии, и какой фигней они там все же занимаются, могу отправить вас на сайты

Там хорошие люди хорошо объясняют, что такое гуманитарная дисциплина и зачем она нужна.

источник

С такими друзьями никаких врагов не надо.

Нет, я, конечно, понимаю — это такой хороший американский подход. Если есть спрос — значит, направление нужно развивать. Но на услуги астрологов спрос тоже есть, и это никак не свидетельствует о важности и пользе астрологии.

Сегодня я достал из архива текст, написанный мной три с половиной года назад для прежнего моего ЖЖ. Я публикую его без изменений, хотя сегодня многое бы написал иначе. Пусть он будет отправной точкой — а там поглядим.

— Что бы Вы сказали нынешним выпускникам гуманитарных вузов?
— Два кофе с собой, пожалуйста.
Популярный анекдот

В обществе — не только российском — широко распространено представление о том, что истинные науки — это науки естественные и точные. А гуманитарные — это так, красивая болтовня, не более того. Соответственно, основные ресурсы следует направлять именно на финансирование естественных наук. На гуманитарные деньги распределяются скорее по остаточному принципу, в результате их состояние довольно плачевное. Среди приоритетных направлений научного развития, обозначенных Правительством РФ, гуманитарных практически нет.

Такая тенденция наблюдалась и в Советском Союзе. Несмотря на то, что на гуманитарные науки там выделялось заметно больше ресурсов, чем в сегодняшней России, естественные явно опережали их в своем развитии. «Технарям» уделялось огромное внимание, поэтому в этой области мы находились на мировом уровне. В области гуманитарных наук до этого уровня мы, увы, явно не дотягивали. Это вполне понятно — ресурсы в Советском Союзе были ограничены, а интересы оборонки по очевидным причинам имели безусловный приоритет.

Однако вопрос заключается в том, чем все это закончилось.
Советский Союз имел высочайший уровень развития естественных наук.
Но где теперь сам Советский Союз?

Разумеется, я далек от мысли выводить гибель СССР только из отставания в области гуманитарных наук. Но стоит вспомнить знаменитую фразу Андропова: «Мы не знаем общества, в котором живем». Именно это незнание стало одним из обстоятельств, сделавших возможным катастрофу второй половины 80-х годов. И это незнание — на совести именно гуманитарной сферы.

Гуманитарные, или общественные, науки, изучают человека и человеческое общество. Именно поэтому они очень важны. Весьма наивно (чтобы не сказать резче) полагать, что людям достаточно знать, как устроен окружающий мир, и ничего не нужно знать о самих себе. Общество, не знающее и не понимающее себя, становится беззащитной жертвой самых разнообразных кризисов; технический прогресс не только не способен справиться с ними, но часто еще и усугубляет их (создавая, например, все более мощное и разрушительное оружие). Любые реформы в обществе, проводимые без знания истории, социологии, экономики и т.д., напоминают соединение наугад проводков внутри сложного прибора. Собственно, примеров тому мы за последние десятилетия наблюдали очень много и продолжаем наблюдать.

Читайте также:  Как разбавлять протеин в шейкере

Более того — именно достижения гуманитарных наук лежат в основе господствующей идеологии. От уровня их развития во многом зависит, способно ли общество отстоять свои ценности, свое мировоззрение, свою систему. От него также зависит способность идеологической базы адаптироваться к постоянно меняющейся среде, к возникающим непрерывно новым вызовам. Грубо говоря, для того, чтобы иметь возможность убедить людей в том, что социализм/капитализм — это хорошо/плохо, необходимо опираться на достижения истории, философии, социологии, психологии, экономики, политологии и т.д. Ядерная физика здесь мало поможет.

Почему же представление о «несерьезности» гуманитарных наук является настолько живучим? На то есть несколько причин.

1. В гуманитарных науках гораздо меньше четко сформулированных правил, законов и теорем. Это правда, и это во многом объясняется тем, что предмет общественных наук намного более сложен. В истории, например, поиски неких универсальных законов неоднократно упирались в необходимость учесть слишком много самых различных факторов, влияющих на события и процессы.

2. Практическое воплощение естественных наук является гораздо более осязаемым. Вот передо мной стоит компьютер — понятный и неоспоримый результат технического прогресса. Гуманитариям трудно похвастаться чем-то подобным. Если же упомянуть такие вещи, как правовая или налоговая система, можно услышать, что они возникли сами по себе, в результате длительной эволюции, являлись детищем политиков, а не ученых, и далеки от совершенства. Мало кому приходит в голову вспомнить, что современный компьютер тоже стал итогом длительной эволюции вычислительных систем, является детищем бизнесменов, а не ученых и также не свободен от массы недостатков.

3. Гуманитарные науки более подвержены вмешательству со стороны политической элиты. Часто приходится слышать высказывания типа «Зачем нужна история, если ее каждый раз переписывают?» На самом деле, если бы история была не нужна и не важна, ее никто бы даже и не подумал переписать. Регулярное вмешательство политиков в сферу общественных наук как раз и показывает высокую актуальность и значимость последних для современного общества.

4. В гуманитарных науках гораздо легче симулировать научную деятельность. Это чистая правда — и, добавлю, значительно труднее заниматься серьезной наукой. Далеко не случайно математики и физики часто делают выдающиеся открытия в 20-40 лет, большинство же действительно масштабных исторических трудов написаны людьми в возрасте старше 40 лет. Объясняется это сложностью предмета гуманитарных наук (см. п. 1)

источник

«Почему нужно поддерживать изучение гуманитарных дисциплин?»
«Культ наук в самом высоком смысле этого слова, возможно, еще более
необходим для нравственного, чем для материального процветания нации»
Луи Пастер
Гуманитарные науки зачастую являются спорным предметом обсуждения среди
учёных, представителей власти и бизнеса, специалистов разных областей,
преподавателей университетов и даже студентов. В результате технологического
прогресса, который набирает сегодня беспрецедентные обороты, может
показаться, что развитие гуманитарных наук стало второстепенной задачей.
Выгодно ли государству и крупному бизнесу инвестировать средства в
популяризацию общеобразовательных направлений или же стоит сделать упор на
развитии других областей науки? Я твёрдо убеждена, что гуманитарные
предметы не должны отходить на второй план, и в пользу этого утверждения
существуют достаточно веские аргументы.
Традиционно чертами образованного в широком смысле этого слова человека
являлись такие характеристики, как эрудированность, знание отечественной и
всемирной истории, критическое мышление и умение аргументированно
отстаивать свою точку зрения, способность анализировать разрозненную
информацию и агрегировать её с целью получения значимых выводов. Все эти
навыки, знания и компетенции человек может получить только благодаря
изучению гуманитарных предметов. Для создания образованного общества,
способного ассимилироваться в любой культурной среде, государству
необходимо акцентировать внимание на развитии таких дисциплин, как
литература, история, социология, теория искусства.
В истории нашей страны существует пример негативного влияния отмены
преподавания одного из ключевых гуманитарных предметов на умение людей
критически мыслить и выстраивать простейшие причинно­следственные связи.
Этот предмет – логика. Вплоть до 1916 года логика подлежала обязательному
изучению в дореволюционных гимназиях, однако уже в 1918 году она была
исключена из списка дисциплин, изучаемых в общеобразовательных и высших
учебных заведениях. Впоследствии по указанию И.В. Сталина логику вернули в
данный список, однако лишь на короткий промежуток времени – с 1947 по 1955
гг., причём учебник логики на тот момент был новым и несколько упрощённым.
Сегодня решение о преподавании логики в школах лежит на самих
образовательных учреждениях. Данный фактор я считаю одной из наиболее
значимых причин «чумы» XXI

века – «шаблонного» мышления, отсутствия собственной точки зрения и
неумения её отстоять, неспособность устанавливать каузальные отношения
между различными событиями и фактами, отсутствие навыков ведения
аргументированной дискуссии. Меж тем, логика является тем фундаментом, на
котором строится решение всех перечисленных проблем, и изучение данного
предмета в школах может способствовать не только общему развитию людей, но
и подготовке к обучению в университете, так как любая научная работа
основывается в первую очередь на чётком понимании причинно­следственных
связей и умении последовательно излагать этапы проделанной работы. Именно
логика учит искать нестандартные решения сложных задач – умение,
необходимое сегодня практически в любой профессиональной деятельности.
Один из ярых защитников преподавания логики – Михаил Васильевич Ломоносов
– также положительно высказывался и о других гуманитарных дисциплинах.
«Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего» – эта цитата, зачастую
приписываемая Михаилу Васильевичу, послужила основой написания не одного
сочинения по литературе и обществознанию. Действительно, как человек может
полностью осознать культуру своего народа, его язык, традиции и обычаи,
духовный мир, если он изначально обладает крайне ограниченным набором
разрозненных знаний отечественной истории или не обладает ими совсем? Как
понимание собственного народа, так и способность разбираться в происходящих
в мире событиях существенно зависит от того, насколько человек осведомлён об
истории того или иного региона, нации или государства.
Наконец, гуманитарные науки позволяют не только восполнять пробелы в
знаниях ушедшего времени и полноценно развивать человека как личность в
данный момент, но и ориентироваться на будущее. Такие дисциплины, как
политика, право, экономика, так или иначе окружают современного человека
каждый день, и можно с уверенностью утверждать, что будут окружать и далее.
События, происходящие в мировой политике и экономике в течение последних
нескольких лет, доказали, что стране необходимы высококвалифицированные и
компетентные специалисты в данных областях. Государством управляют живые
люди, а не технологически оснащённые роботы, и поэтому «у руля», равно как и
на местах, должны стоять подготовленные к работе кадры, а добиться такой
подготовки возможно только за счёт популяризации гуманитарных направлений
среди сегодняшних школьников и студентов – основы будущего нашей страны.
В отличие от естественных и технических наук гуманитарные науки в большей
степени акцентируют внимание на изучении проблем общества, его истории и
культуры. Литература, философия, политика, экономика – все эти дисциплины
невозможно заменить точными науками, которые, безусловно, также необходимы
для полноценного развития общества, однако не могут послужить абсолютной
альтернативой дисциплинам гуманитарным. Именно поэтому, на мой взгляд,
вопрос развития общеобразовательных наук не должен стоять перед
представителями власти и бизнеса – инвестиции в данные направления должны

осуществляться, и – более того – осуществляться на постоянной основе, чтобы в
конце концов получить многостороннее, критически думающее общество,
способное вывести свой народ и своё государство на качественно новый уровень
интеллектуального развития.

источник

Примечание редактора: Введите в строку поиска слова «гуманитарные науки», и сразу выскочит фраза «гуманитарные науки подвергаются нападкам». Большинство студентов сегодня выбирают профессии из сферы бизнеса, точных наук и технологий. Похоже, что неоспоримым лидером здесь являются технологии, которые дают надежду на решение любых проблем.

Что все это значит для высшего образования? Почему гуманитарные науки переживают кризис легитимности? И почему это важно?

Мы спросили об этом четырех бывших президентов университетов — Клемсонского (Clemson University), Флоридского (University of Florida), Висконсинского (University of Wisconsin) и Виргинского политехнического института (Virginia Tech), предложив им высказаться и дать свои прогнозы по данному вопросу.

Берни Махен (Bernie Machen), Флоридский университет

Критическое мышление, понимание искусства и человеческой природы, а также представление о нашем месте в обществе и в мире природы — это важнейшие характеристики образованного человека.

Исторически гуманитарные науки и общеобразовательные предметы способствовали развитию такой личности. Однако то, что происходит сегодня в университетах, вызывает вполне реальные опасения.

Как отмечает Американская академия наук и искусств, снижение числа студентов, выбирающих в качестве специализации гуманитарные науки, имеет как минимум три причины.

Причина первая. Научное сообщество, и особенно государственные высшие учебные заведения, снимают с себя ответственность за управление работой по составлению учебных планов и программ. За последние 30 лет профессиональные дисциплины, такие как бизнес и инженерное дело, уничтожили ряд ключевых учебных планов и приспособили курсы обучения к конкретным потребностям.

Причина вторая. Администраторы и даже законодатели штатов подчеркивают, что общеобразовательную подготовку (традиционные гуманитарные дисциплины, составляющие «основу», такие как английский язык и история) можно ограничить рамками средней школы и средних учебных заведений. В таком случае, высшее образование должно быть нацелено на подготовку к работе.

Причина третья. Гуманитарные и общественные науки делают явно недостаточно для стимулирования интереса к изучаемым в их рамках дисциплинам.

Нам во Флоридском университете пришлось добиваться принятия закона на уровне штата, чтобы вернуть в учебную программу гуманитарные науки. Теперь все студенты обязаны пройти 12-часовой курс и сдать зачет.

Сегодня каждый первокурсник нашего университета должен пройти курс обучения под названием «Что такое добропорядочная жизнь». Программа начинается со следующего высказывания: «Этот вопрос становится особенно актуальным, когда вы все больше и больше участвуете в принятии решений, которые будут определять ваше будущее и будущее других людей. Чтобы делать разумный, нравственный и обоснованный выбор в жизни, полезно задуматься над тем, каким образом человек может жить как индивидуум и как член местного и глобального сообщества».

Что-то случилось с признанием того факта, что в университетском образовании есть как минимум три цели: помочь человеку понять, кто он такой, что его волнует и что мотивирует; помочь ему понять свое место в большом мире; а также подготовить его к будущей работе.

Джим Баркер (Jim Barker), Клемсонский университет

Анализ Берни Махена попадает в самую точку. Базовая учебная программа в государственных университетах сокращена, а общеобразовательные предметы все больше преподают в общественных колледжах. В противовес этой тенденции Клемсонский университет (подобно Флоридскому университету и прочим вузам) разработал новые программы. В нашем случае это междисциплинарные исследовательские программы для студентов, реализуемые в рамках инициативы «Творческий поиск».

Задумайтесь вот о чем. Рыночная стоимость Apple Inc достигла сегодня 770 миллиардов долларов. Это самая дорогая в мире компания, которая стоит больше, чем Exxon и Berkshire Hathaway вместе взятые.

Но во время презентации своего iPad в 2010 году основатель компании Стив Джобс сам заявил следующее: «В ДНК у Apple заложена идея о том, что одних только технологий недостаточно. Нужна технология, объединенная с общеобразовательными предметами, объединенная с гуманитарными науками, и она дает такие результаты, которые заставляют наши сердца петь».

Исходя из своего опыта, могу сказать, что руководители бизнеса и работодатели признают ценность такого слияния, и ищут его в наших выпускниках. Чтобы преуспевать в обществе, где у них может быть до шести различных карьер, выпускники ВУЗов со специализацией в бизнесе, естественных науках, технологии, инженерном деле и математике, должны быть также людьми любознательными и творческими, должны критически мыслить и уметь общаться.

В этом плане я могу привести пример выпускника архитектурного факультета Клемсонского университета Карла Собочински (Carl Sobocinski), чья работа по реконструкции исторических зданий и по превращению их в рестораны вызвала возрождение города Гринвилла в Южной Каролине и дала Собочински карьеру «серийного предпринимателя» в сфере услуг.

Чарльз Стигер (Charles Steger), Виргинский политехнический институт

В мире полно сложных и часто трудноразрешимых проблем. И, к сожалению, зачастую частичная оптимизация — это самый лучший выход из положения.

Читайте также:  Как сделать фарш для тефтелей

Решение проблем и эффективное применение таких решений требует задействования самых разных аспектов человеческого интеллекта. Это может быть и дедуктивное рассуждение, и субстантивное эстетическое суждение.

Возьмем в качестве примера проект в жилищном строительстве. Чтобы построить само здание, надо рассчитать метраж на семью, сделать расчет прочности конструкций, выполнить требования противопожарной безопасности и так далее. Все это известно и поддается расчетам. Здесь идеальным инструментом является логическое дедуктивное рассуждение.

Но есть и психологические, социологические, экономические и экологические составляющие с сотнями переменных величин. Многие из них не поддаются количественной характеристике, и тем не менее, для обеспечения успеха проекта их необходимо учитывать. И здесь дедуктивные рассуждения необходимо дополнять эстетическими суждениями и интуицией на базе знаний. Эстетические суждения, в свою очередь, основаны на способности узнавать сложные закономерности ассоциаций и ключевых структурных переменных, которые меняются от задачи к задаче.

Как формируются и развиваются эти дополнительные способности логически мыслить? Через опыт. Способность узнавать сложные закономерности со множеством переменных величин большой степени неопределенности развивается не на лекциях, а на основе приобретаемых опытных знаний и получаемого опыта. А это развивает интуицию.

Если не объединить исследования в сфере гуманитарных наук и общеобразовательных дисциплин, а также в естественных науках, технологии, инженерном деле и математике, то будущее поколение студентов лишится возможности критически мыслить, лишится той среды, которая необходима для преодоления вызовов, могущих возникнуть в будущем.

Кевин Рейли (Kevin Reilly), Висконсинский университет

Джордж Бернард Шоу считал все профессии заговором против непрофессионалов.

Преподаватели гуманитарных дисциплин это жуткие заговорщики. Их специальный жаргон (типа «герменевтики») получил широкое распространение. А разговоры о «гносеологии пост-структуралистской переопределенности» не очень-то располагают студентов к литературе.

По иронии судьбы этот «инсайдерский обмен» происходит в период, когда западный канон получает распространение и соединяет поп-культуру в таких областях как кино, телевидение, музыка и новые социальные медиа. Следующий курс получит название «Джеймс Джойс и зомби в ирландской кинематографии».

Совершенно очевидное отсутствие соединительной ткани трех элементов образования — основной предмет специализации, общее образование и факультативные программы — вызывает все большую обеспокоенность по поводу отсутствия представления о том, что образованный американец 21-го века должен знать и уметь.

Но мы это знаем. Работодатели постоянно подают сигналы о том, чего они ищут в своих сотрудниках из числа выпускников колледжей: это умение ясно писать, убедительно говорить, эффективно анализировать информацию, работать в составе разных групп, а также понимать конкурентную среду глобальных знаний.

Все эти характеристики формируются и проверяются в целенаправленном гуманитарном и общем образовании. Именно этих способностей ждет от своих сотрудников работодатель. И что крайне важно, этих способностей американская демократия ждет от своих граждан. Дело в том, что в сегодняшнем нагромождении окружающей нас информации и дезинформации гражданин, не обладающий теми мыслительными способностями, которые дают нам гуманитарные науки, имеет все шансы лишиться своей гражданственности.

Нет сомнений в острой необходимости пересмотреть и перестроить базовые программы общего и гуманитарного образования, помогающие формировать интеллектуально активного, информированного и энергичного гражданина и лидера. Хорошая новость состоит в том, что общество именно этого хочет от колледжей и университетов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

источник

1. математические науки
2. естественные науки
3. гуманитарные науки

Или, как говорил, покойный академик Л.Д.Ландау:

1. сверхестественные науки
2. естественные науки
3. неестественные науки

Цитату увидела у Kapilevich Tatiana.
Она пишет:
— Это прекрасно я считаю. Не в обиду гуманитариям.

Я ответила:
— Какая может быть обида для гуманитариев?
Конечно, неестественные, то есть, науки, занимающиеся всем тем, что касается человеческого сознания, поведения, языка, творчества людей, человеческой истории.
На мой взгляд, человеку изучать самого себя и человеческое общество ничуть не менее важно и увлекательно, чем изучать природу.

Обратила внимание на эту цитату, потому что не раз встречала презрительное отношение к гуманитарным наукам, вот и решила высказать своё мнение.

Гуманитарные, или общественные, науки изучают человека и человеческое общество. Именно поэтому они очень важны. Весьма наивно полагать, что людям достаточно знать, как устроен окружающий мир, и ничего не нужно знать о самих себе. Общество, не знающее и не понимающее себя, становится беззащитной жертвой самых разнообразных кризисов; технический прогресс не только не способен справиться с ними, но часто еще и усугубляет их (создавая, например, все более мощное и разрушительное оружие). Любые реформы в обществе, проводимые без знания истории, социологии, экономики и т.д., напоминают соединение наугад проводков внутри сложного прибора.

Более того — именно достижения гуманитарных наук лежат в основе господствующей идеологии. От уровня их развития во многом зависит, способно ли общество отстоять свои ценности, свое мировоззрение, свою систему. От него также зависит способность идеологической базы адаптироваться к постоянно меняющейся среде, к возникающим непрерывно новым вызовам. Грубо говоря, для того, чтобы иметь возможность убедить людей в том, что социализм/капитализм — это хорошо/плохо, необходимо опираться на достижения истории, философии, социологии, психологии, экономики, политологии и т.д. Ядерная физика здесь мало поможет.

Почему же представление о «несерьезности» гуманитарных наук является настолько живучим? На то есть несколько причин.
(Эту часть переписала из прошлогоднего поста navlasov )

1. В гуманитарных науках гораздо меньше четко сформулированных правил, законов и теорем. Это правда, и это во многом объясняется тем, что предмет общественных наук намного более сложен. В истории, например, поиски неких универсальных законов неоднократно упирались в необходимость учесть слишком много самых различных факторов, влияющих на события и процессы.

2. Практическое воплощение естественных наук является гораздо более осязаемым. Вот передо мной стоит компьютер — понятный и неоспоримый результат технического прогресса. Гуманитариям трудно похвастаться чем-то подобным. Если же упомянуть такие вещи, как правовая или налоговая система, можно услышать, что они возникли сами по себе, в результате длительной эволюции, являлись детищем политиков, а не ученых, и далеки от совершенства. Мало кому приходит в голову вспомнить, что современный компьютер тоже стал итогом длительной эволюции вычислительных систем, является детищем бизнесменов, а не ученых и также не свободен от массы недостатков.

3. Гуманитарные науки более подвержены вмешательству со стороны политической элиты. Часто приходится слышать высказывания типа «Зачем нужна история, если ее каждый раз переписывают?» На самом деле, если бы история была не нужна и не важна, ее никто бы даже и не подумал переписать. Регулярное вмешательство политиков в сферу общественных наук как раз и показывает высокую актуальность и значимость последних для современного общества.

4. В гуманитарных науках гораздо легче симулировать научную деятельность. Это чистая правда — и, добавлю, значительно труднее заниматься серьезной наукой. Далеко не случайно математики и физики часто делают выдающиеся открытия в 20-40 лет, большинство же действительно масштабных исторических трудов написаны людьми в возрасте старше 40 лет. Объясняется это сложностью предмета гуманитарных наук (см. п. 1)

Важны ли гуманитарные науки?

Этот вопрос в своём посте задал lev_56 , комментируя выступление Путина на Петербургском международном экономическом форуме: «Нам нужно…

А может, стоит пересилить себя и продолжить читать эту книгу?

У Дины Рубиной вышли две первые книги новой трилогии «Наполеонов обоз», я начала читать первую книгу «Рябиновый клин» и до того, мне язык не…

Из пяти полезных советов Дениса Драгунского я выбрала эти три: 1. Жалеть надо тех, кто нуждается в вашей жалости, и эту нужду выражает внятно и…

  • Цена размещения 30 жетонов
  • Социальный капитал2 731
  • В друзьях у
  • Длительность 24 часа
  • Минимальная ставка 30 жетонов
  • Посмотреть все предложения по Промо

Я очень люблю книгу Майи Бессараб о Ландау. Так вот, Лев Давидович под определением «неестественные науки» не подразумевал ничего уничижительного. Цитата большая, но уж очень хороша!

«В силу своих убеждений Ландау был занят не только преподаванием, но и воспитанием студентов. Его очень интересовал уровень интеллигентности студентов. Однажды вместо лекции была проведена викторина. Кто написал роман «Война и мир» — спрашивает преподаватель. «Лев Толстой,» отвечает студент. «Сколько было чудес света?» «Семь. «Перечислите их, пожалуйста. «Кроме египетских пирамид и висячих садов Семирамиды, к сожалению, ничего не помню. Еще храм Артемиды в Эфесе, статуя Зевса, скульптора Фидия, гробница Мавзола, властителя Карии, медная статуя Гелиоса у входа в гавань Родос стовосьмидесятиметровый мраморный маяк на острове Фарос. — Все это говорится так просто, что у студента не возникает чувства неловкости из-за того, что он чего-то не знает. «А сколько было смертных грехов?» — спрашивает Ландау. «Не знаю». «Семь: зависть, скупость, блуд, обжорство, гордыня, уныние, гнев. «Кто такой был Николай Кибальчич, Георг Вашингтон, Джон Браун, Мартин Лютер. Каждый раз, получив удовлетворительный ответ Ландау переходит к более сложным вопросам: «Знакомо ли вам изречение: «De nihilo nihil — Ничто не возникает из ничего»- Ответа нет. Это Лукреций, «О природе вещей». Знаете ли вы слово «стушеваться» и кто его придумал?» Студент молчит. Ландау оглядывает аудиторию. Это слово изобрел Достоевский, и оно прочно вошло в язык. Откуда пошло выражение «красной нитью проходит?» — «Со времен революции» Нет, оно появилось значительно раньше. В конце XVIII века в английском королевском флоте начали плести канаты с красной нитью, которую нельзя было выдернуть. По канату можно было определить принадлежность судна Англии. В одном из своих романов Гете употребил это выражение в переносном смысле, и оно стало крылатым. Кстати, знаете ли вы слова Гёте: «Всякий человек обладает достаточной силой, чтобы исполнить то, в чем он убежден»- Это очень хорошие слова. Студентам викторина очень понравилась, но кто получил от нее истинное удовольствие, так это Дау. Он закончил необычное собеседование призывом внимательно относиться к родному языку, читать Лермонтова, Гоголя, Некрасова, Блока, вбирать в себя богатства русской речи, которыми, увы, многие стали пренебрегать. Он сделал ударение на словах «вбирать в себя». «Может быть, красота речи нам теперь уже и не нужна?» — спросил один из студентов. «Почему?» — удивился Ландау. «Ну. в наше время есть более важные вещи. «Нет. Вам никогда не тронуть ничьей души, если речь ваша скучна и сера. Убив в своей душе огнедышащее слово, вы замуруете ее. Глядя на унылые физиономии своих слушателей, вы забудете, что такое радость жизни. А ведь самое высокое искусство — искусство жить. «Но ведь не каждый может говорить красиво,»- возразил студент. Для этого нужен природный талант. «Нет. Вам должно быть известно, что Демосфен смолоду был косноязычен, но путем долгих упражнений преодолел свой недостаток и стал самым знаменитым оратором Греции. «А, это который днем ходил с фонарем?» «С фонарем ходил Диоген по людной площади в поисках человека. — И отсюда пошло выражение «огнем и мечом»,- не сдавался студент. «Отсюда выражение — «днем с огнем». А ваше выражение » из медицинской практики средневековья: что не лечится огнем, то есть прижиганием, то исцеляется железом — мечом или ножом. «Значит, каждый человек может научиться говорить правильно и красиво?» «Может и должен. «А как?» «Больше читайте. Вам грешно жаловаться, потому что в мире нет литературы, которая была бы так богата талантами, как русская. Читайте внимательнее, и постепенно вы в полной мере овладеете русским языком. «

источник

Человечество делает огромную ошибку, ставя под сомнение важность университетского образования, уверены профессора социальной эпистемологии из университета Уорвика. Отказываясь от изучения гуманитарных наук, мы рискуем развитием мыслящего общества.

Сегодня многие страны одержимы идеей развивать образование в области естественных наук. Некоторым людям влияние литературы, истории и филологии на усиление рыночной конкурентоспособности кажется не таким уж и очевидным. У них возникает вопрос: кому нужны гуманитарные науки?

Наш вариант ответа такой: гуманитарные науки нужны человечеству, если оно посвящает себя реализации идеи гуманизма. Если гуманитарные науки кому-то кажутся устаревшими, вполне возможно, что устаревшими они считают и гуманистические идеалы.

Читайте также:  Бонбоньерки своими руками схемы с размерами

Не то чтобы мы имели в виду некую «антигуманную» деградацию и тот факт, что человечество становится менее «человечным». Тем более сейчас, когда мы живем в эпоху «прав» — теперь у всех есть права, у животных есть права, и, кажется, вообще у всего живого теперь тоже есть права. Очевидно, более правильным будет вопрос: есть ли какие-то особенности умения быть человеком, которые требуют внимания высшего образования? Мы убеждены, что ответ не изменился — и этот ответ «да».

Сегодня определение университета как элитной школы воспитания личности считают старомодным. Но даже если абстрагироваться от этой «элитарности» университетского образования, сама идея остается правильной. Конечно, мы можем воспринимать науки как нечто дополнительное к необходимым для практической деятельности знаниям. Но в таком случае мы существенно снизим ту колоссальную историческую роль, которую университеты играли в процессе превращения примата Homo sapiens в личность, чьи интересы, стремления и цели концентрируются на чем-то большем, чем просто успешное спаривание и размножение.

Умения, необходимые для этого преобразования, обеспечили именно гуманитарные науки. Развивая речь, письмо, чтение, «прямоходящая обезьяна» училась выражать свое мнение публично. Это позволило мужчинам, а впоследствии и женщинам, независимо от своего социального происхождения, образовывать системы и институты, преимущества которых распространялись на всех — опять же, независимо от социального происхождения. Мы очень часто забываем, что наши общества состоят из различных социально-экономических групп, и именно такие институты помогают поддерживать политический и экономический баланс.

Гуманитарные науки являются душой университета как такового. Тем не менее, сегодня они должны доказывать свою актуальность. Действительно, на первый взгляд естественные науки гораздо больше влияют на развитие индустрии и глобальной экономики — но только на первый взгляд. Современный менталитет — это «лучше и больше». Больше патентов, больше публикаций, больше упоминаний в СМИ. Однако люди, которые преследуют подобные цели, обычно не задумываются над тем, как все это повлияет на культурное, социальное и, наконец, даже экономическое развитие человечества. И повлияет ли вообще.

Вспомним Индекс цитируемости научных статей, изначально созданный для того, чтобы помочь исследователям выделить определенные тенденции в новых областях науки, а также анализировать эти тенденции, таким образом, стимулируя развитие новых знаний. Что же происходит сейчас? Деятельность университетов, факультетов и даже отдельных исследователей часто оценивают не по их разработкам и достижениям, а лишь по «рейтингу» в индексе цитируемости. Это пример ситуации, когда измеряется то, что технически можно измерить, а не то, что на самом деле следует измерять.

Если анализировать еще глубже, можно сказать, что подобный подход фактически игнорирует основную роль гуманитарных знаний — а это развитие гибкого и творческого мышления, а также воспитание личности, когда человек просто становится лучше.

Здесь упоминается Джон Мейнард Кейнс и его концепция о том, что получение прибыли от государственных инвестиций является долговременным процессом, тесно связанным с инвестициями в социально-экономическую сферу, то есть, в гуманитарные науки также.

Не можем не отметить, что сегодня отношения между профессорами и студентами похожи на те, которые существуют на рынке: производитель продает товар, а потребители его покупают. При этом ценность товара определяется практически сразу же после использования, учитывая насколько этот товар удовлетворяет те или иные практические потребности. Неудивительно, что студенты оценивают собственное образование сразу же после того, как несколько месяцев проработают на своей первой работе. На самом деле классические университетские знания не должны научить выполнять те или иные профессиональные задачи. Они должны, прежде всего, научить мыслить и быть успешным в, как минимум, следующие полвека.

Сегодня трудно поверить в то, что ранее университетское образование было более элитным, а на его развитие из государственных бюджетов выделялось гораздо больше. Тогда считали, что выгоду от университетского образования получат не только сами студенты, но и все общество — за счет развития науки и искусства.

Конечно, это развитие включало в себя и практические вещи — новые медицинские технологии или, например, автоматизацию труда. Это действительно важно. Однако развитие, которое происходит за счет гуманитарных наук, является не менее важным — хотя эти «тонкие материи» труднее измерить и зафиксировать. Позволим себе продолжить мысль Кейнса: каждый раз, когда мы слушаем радио либо смотрим телевизор, читаем газету, роман или пересматриваем фильм, мы находимся в плену идей нескольких усопших гуманистов, которые когда-то изобрели способы видеть мир каким-то новым, особым образом.

Сегодня некоторые сомневаются в том, что гуманитарные науки имеют ценность. Однако эти узкие взгляды лишь отражают примитивность и недальновидность современной оценки университетских знаний. Оставим это существам, чья жизнь «одинокая, жалкая, грязная, жестокая и короткая», как описывал существование в дикой природе Гоббс. Поскольку это совсем не подходит тем из нас, кто все еще хочет быть человеком — в наиболее высоком смысле этого слова.

источник

Технические специальности последнее десятилетие явно в фаворитах. Гуманитарные же дисциплины оказались где-то на периферии, а слово «гуманитарий» незаметно стало ругательным. Разве это заслуженно?

На днях в Японии министерство образования выпустило приказ о закрытии гуманитарных факультетов государственных вузов, чтобы «развивать сферы, более удовлетворяющие запросам общества». 26 университетов уже подтвердило свои намерения либо закрыть факультеты, либо их реорганизовать. А 17 государственных учреждений высшего образования Японии останавливают приёмные кампании на направления в сфере юридических и экономических наук. Такое решение — прямое следствие образовательной политики премьер-министра Японии Синдзо Абэ, имеющей более «практикориентированное профессионально-техническое направление».

Похожую мысль ещё в 2011 году высказал Дмитрий Медведев:

Я абсолютно уверен в том, что технические вузы должны быть абсолютно профильными. Всю непрофильную деятельность оттуда нужно изъять, а тот, кто не хочет с ней расстаться, пусть тогда закрывается. Или преобразуется в гуманитарный вуз.

Новость из Японии — ошеломительное по уровню своего цинизма известие. Целая страна отказывается от преподавания студентам литературы, философии, искусствоведения, культурологии и общественных наук. Целая страна отказывается обсуждать со следующим поколением граждан вопросы этики, эстетики, сознания, познаваемости мира, субъективности опыта. Целая страна готова признать, что внутренние переживания, поиски идеала, ответов на вечные вопросы, своего места в обществе и мире — неважны.

Но самое страшное состоит в том, что это вовсе не уникальный инцидент. Гуманитарные факультеты сокращаются практически во всех странах мира. В 2013 году Американская академия искусств и наук опубликовала отчёт о печальном положении дел, обращая внимание и на низкую подготовку преподавателей гуманитарных наук (по причине такой же низкой государственной заинтересованности в таких специалистах), и на урезанное финансирование гуманитарных факультетов, и на низкий поток студентов на гуманитарные специальности, и на жалкие возможности для их последующего трудоустройства. На педагогических симпозиумах обсуждаются проблемы преподавания STEM-дисциплин и нехватки подобных специалистов на рынке труда; родители требуют, чтобы их дети получали «реальные» высоковостребованные навыки, наличие которых легко проверить и монетизировать в будущем.

Нам нужны «технари». Инженеры, разработчики, автоматизаторы производственных процессов. Это и есть запросы современного общества. Мы хотим колонию на Марсе и искусственный интеллект. Нейросети интерпретируют картины Мунка и Ван Гога, а люди считают, что юношеству это не нужно.

Никто не спорит с тем, что естественно-научное и техническое образование несут в себе замечательный педагогический потенциал. Но, пока спрос на такое образование неизбежно высок, его необходимость даже не нуждается в обосновании. Опасения вызывает то, что гуманитарным наукам требуется адвокат. Общество совершенно забыло о том, что человеческая жизнь не сводится к профессиональной деятельности.

Марта Нуссбаум в 2010 г. написала небольшую, но наполненную тревогой книгу «Не ради прибыли: зачем демократии нужны гуманитарные науки». Открывается она цитатой Рабиндраната Тагора, к которому, кстати, в образовательном сообществе Индии в последнее время относятся весьма снисходительно (что тоже показатель современного уровня бездушия):

История сегодня оказалась на таком этапе развития, когда нравственный, гармоничный человек все чаще и чаще, фактически сам того не осознавая, уступает дорогу. человеку коммерческому, ставящему перед собой ограниченные цели. Этот процесс, в сочетании с невероятными успехами науки, достигает гигантских масштабов и обретает огромную власть, приводя к нарушению нравственного равновесия человека, к сокрытию его человеческих качеств в тени бездушной организации.

Вызывает неподдельное беспокойство нынешняя гонка за результативностью и конвертируемостью знаний в денежную валюту. Образовательная система серьёзно больна прагматизмом и утилитарностью; мы стремимся отрицать те знания, которые нельзя применить прямо сейчас и получить мгновенный результат.

Рембрандт. Философ в размышлении.

Давайте подумаем, от чего мы отказываемся, упраздняя гуманитарные факультеты.

  • Глобальное мышление. Изучение гуманитарных наук даёт многие навыки, весьма приветствуемые и в мире точных: критическое мышление, умение задавать вопросы и аргументировать свою позицию. Такими материями, как культура и искусство, движет сила вдохновения; и именно эта сила необходима для положительных изменений, скажем, в бизнесе или политическом устройстве. А в век всё ускоряющихся перемен способность увидеть связь между культурами, эпохами, поколениями обладает прямо-таки живительными свойствами.
  • Умение интерпретировать. Изучение человека в многообразии его взаимодействия с другими людьми и с самим собой — это возможность осознать ценность разных культур, подходов, видов мышления; подойти к событию или явлению с разных сторон. Это идеальный фундамент для масштабной исследовательской работы.
  • Концентрация внимания и контекстуальное мышление. В век информационных технологий это умение оказалось на грани исчезновения. Краткие содержания, быстрый сёрфинг, короткие видеоролики, аннотации, поверхностное потребление, мультизадачность — типичный подход миллениалов к обработке информации. Фрагментарное, клиповое мышление. Уметь остановиться, вжиться в ситуацию, создать историю и контекст, а не выдирать из него отдельные элементы — разве это не полезнейшие упражнения для зрелого ума?

Елена Брызгалина, заведующий кафедрой философии образования философского факультета МГУ, специалист по философским проблемам биологии и медицины, в радиопередаче «ПостНауки» вполне себе примиряет эти «запросы современного общества» и фундаментальную ценность философии, ошибочно записываемую в категорию оторванных от реальности дисциплин:

. даже при подготовке специалиста по узким направлениям — биолога-генетика, математика — философия будет способствовать порождению новых идей в профессиональной области, пониманию места своей профессии в обществе, не говоря уже об этических основаниях собственной деятельности.

Стив Джобс, безвременно ушедший идол молодёжи, икона последователей технологического прогресса и тех, кто знает толк в бизнес-процесах, на презентации iPad в далёком 2010 г. сказал:

Для компании Apple практически на генетическом уровне недостаточно одной лишь технологии. Технология, сроднившаяся с искусством, с наукой о человеке — вот что приводит к результатам, от которых душа поёт.

Конечно, гуманитарии не собираются сдаваться. Выставки будут проводиться, кино будет сниматься, мультики будут рисоваться, стихи будут читаться, музыка будет играться. Главное — не допустить ухода гуманитарных дисциплин в подполье. Каждый человек имеет право осознать себя именно человеком, а не специалистом узкого профиля, каким бы престижным и высокооплачиваемым этот профиль ни был. Иронично, что именно в педагогике США — стране, одной из первых начавшей поддерживать развитие технических дисциплин (STEM — science, technology, engineering, mathematics), — в противовес этому появилось направление STEAM (science, technology, engineering, art and mathematics). Это вообще не новое направление, а подход самого что ни на есть классического образования, просто под новым соусом. Ректор Новосибирского государственного университета, кстати, совершенно согласен с тем, что без гуманитарных направлений университет не может нести свою социокультурную миссию.

Многие общественные деятели (например, Джордж Лукас) заявили о том, что блока STEM недостаточно для развития людей, способных поднять экономику. Без творческой составляющей человек не способен создать что-то новое. Поэтому в аббревиатуру вписали ещё компонент — Art.

И вот эта буква A, поселившаяся в модной аббревитуре, и служит успокоением и немым напоминанием: разрабатывая инструменты познания и преобразования реальности, не забывайте о субъекте этого познания и преобразования.

источник