Меню Рубрики

Дата подписание пакта о ненападении между ссср и германией

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами.

В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.
2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.
Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.
Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.
3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.
4. Этот протокол будет сохраняться обоими сторонами в строгом секрете

  • 1939, 15 марта — Германия оккупировала Чехию, объявив её своим протекторатом под именем Моравия и Богемия
  • 1939, 18 марта — Инициатива Советского правительства о созыве конференции представителей СССР, Великобритании, Франции, Польши, Румынии и Турции для обсуждения мер по предотвращению дальнейшей агрессии
  • 1939, 19 марта — британское правительство нашло такое предложение преждевременным
  • 1939, 17 апреля — СССР предложил проект трёхстороннего договора, предусматривающего «оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Чёрным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств». предложение не нашло поддержки у Англии и Франции
  • 1939, 29 апреля — Франция выдвинула декларацию о намерениях: оказывать военную поддержку друг другу или солидарную поддержку странам Центральной и Восточной Европы в случае Германской агрессии. В СССР предложение поддержки не нашло
  • 1939, 8 мая — Англия выдвинула идею соглашения, в котором СССР бы выразил намерение помочь Англии и Франции, если они окажутся втянуты в войну с Германией, выполняя свои гарантии восточноевропейским странам. Это предложение было отвергнуто СССР, поскольку оно не отвечало принципу взаимности.
  • 1939, 27 мая — Премьер-министр Великобритании Чемберлен, опасаясь сближения СССР и Германии, высказался за обсуждение предложенного Советским Союзом ещё 17 апреля пакта помощи государствам, которые могут подвергнутся нападению фашистов
    В переговорах стороны не доверяли друг другу. Особенно сложным был вопрос военной помощи, которую Советский Союз должен был предоставить Англии и Франции, ведь для этого Польше пришлось бы пропустить Красную армию через свою территорию, на что она не соглашалась.
    «Должен признаться, что я совершенно не доверяю России. Я не верю, что она сможет вести эффективные наступательные действия, даже если захочет… Более того, её ненавидят и относятся к ней с подозрением многие маленькие государства, особенно Польша, Румыния и Финляндия» (личное письмо премьер-министра Великобритании Чемберлена от 28 марта 1939 года).

    «Не подлежит сомнению, что СССР желает заключить военный пакт и не хочет, чтобы мы превращали этот пакт в пустую бумажку, не имеющую конкретного значения… Провал переговоров неизбежен, если Польша не изменит позицию» (сообщение в Париж главы французской военной миссии генерала Думенка, 20 августа 1939 года)

    «Препятствием к заключению такого соглашения (с СССР) служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить в советско-коммунистическую систему. Ведь они были самыми яростными противниками этой системы. Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились, — германской агрессии или русского спасения» (У. Черчилль «Вторая мировая война»)

источник

Интерес для истории представляет приложение к этому пакту. Оно до 80-х годов было засекречено, его существование отрицалось всячески.

Накануне начала Второй Мировой войны представители СССР, Франции и Англии не могли никак договориться о взаимопомощи в условиях неустойчивой политической ситуации. Тогда Сталин и Молотов принимают решение о подписании соглашения с Германией. И одна сторона, и другая, безусловно, имели свои интересы. Гитлер пытался обезопасить себя после нападения на Польшу, а СССР стремился к сохранению мира для своего народа.

Однако никто не знал, что к соглашению прилагалось секретное приложение.

Согласно пакту о ненападении, Россия и Германия обязались воздерживаться от насильственных действий по отношению друг к другу. Если одна из держав подвергнется нападению со стороны третьей страны, то другая держава эту страну не будет поддерживать ни в какой форме. При возникновении конфликтов между договаривающимися державами решать их надлежало исключительно мирным путем. Соглашение заключалось сроком на 10 лет.

В секретном приложении прописали сферы интересов Германии и СССР. Германия после нападения на Польшу, которое Гитлер запланировал на 1 сентября 1939 года, должна была дойти до «линии Керзона», далее начиналась сфера влияния СССР в Польше. Граница притязаний в Польше пролегла по рекам Нарве, Висле и Сане. Кроме того, Финляндия, Бессарабия, Эстония также попадали под контроль Советского Союза. Гитлер объявил о своей незаинтересованности в этих государствах, особенно в Бессарабии. Литва признавалась сферой интереса обеих держав.

СССР вслед за Германией должен был ввести свои войска в Польшу. Однако Молотов оттягивал это, убеждая германского посла Шуленбурга, что после распада Польши СССР обязан прийти на помощь Украине и Белоруссии, чтобы не выглядеть агрессором. 17 сентября 1939 года советские войска все же вошли на территорию Польши, поэтому можно сказать, что СССР участвовал во Второй Мировой войне с самого начала, а не с 1941 года, как впоследствии подчеркивал Сталин.

Стоит сказать, что в СССР до 1941 года была запрещена антифашистская пропаганда. Однако ни это, ни соглашение, ни секретный договор не помешали Германии в июне 1941 года напасть на СССР. Договор утратил свою силу.

Пакт Молотова-Риббентропа всегда неоднозначно трактовался в мировой историографии. Горбачев, увидев секретное соглашение, воскликнул: «Уберите его подальше!». Многие историки считают, что сближение с Германией явилось ошибкой для СССР. Сталину следовало добиваться союза большн с Англией и Францией, чем с Гитлером. Есть и противоположная точка зрения.

источник

Германо-советский пакт о ненападении, гарантировавший нейтралитет каждой из сторон в военном конфликте с Польшей и западными державами, был подписан между германским рейхом и СССР 24 августа 1939 года в Москве. Предполагалось, что договоренность будет действовать в течение 10 лет. Сегодня этот договор наиболее известен под названием «пакт Молотова-Риббентропа», по фамилиям лиц, участвовавших в его подписании. Немецкую сторону представлял министр МИД Германии Йохим фон Риббентроп. Уполномоченным с советской стороны стал нарком иностранных дел Вячеслав Молотов. Договор был подписан в присутствии И.Сталина и посла Германии в СССР фон Шуленбурга.

После сентябрьского вторжения вермахта в западную Польшу, и последующей оккупации польских восточных территорий Советским Союзом, пакт о ненападении был дополнен германо-советским договором о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года. Три секретных протокола, прилагавшихся к новым договоренностям, корректировали зоны влияния СССР и Германии, а также регулировали обмен гражданами, оставшимися на перераспределенных территориях Польской Республики.

Обнародование дополнительных секретных соглашений произошло в 1945 году, после окончания Второй мировой войны, в которой Германия потерпела поражение. Однако намеки на существование тайных протоколов появились гораздо раньше — разведки стран Балтии высказывали озабоченность по поводу их возможного существования всего через несколько дней после подписания официально обнародованной части пакта.

Вплоть до начала эпохи Перестройки публичной политикой Советского Союза было полное отрицание существования каких-либо секретных протоколов. СССР признавал лишь официально обнародованную часть советско-германского пакта о ненападении. По распоряжению М.Горбачева была создана комиссия, расследовавшая существование тайных договоренностей между рейхом и СССР. В декабре 1989 года комиссия пришла к выводу о том, что секретный протокол действительно существовал, и объявила свои выводы Совету народных депутатов СССР.

Принятая Советом декларация признала существование секретных протоколов, одновременно осудив их подписание. 1 сентября 1989 года ФРГ объявила недействительными протоколы с момента их подписания. Советский Союз сделал то же самое 24 декабря 1989 года после изучения микрофильмированной копии, предоставленной немецкой стороной.

Тесные военно-дипломатические связи, имевшиеся между двумя странами до середины 1930-х годов, к моменту переговоров преимущественно были разорваны. Последующее обсуждение потенциальной политической сделки между Германией и Советским Союзом обсуждалось в рамках экономических переговоров между двумя странами.

С апреля по июль советские и немецкие официальные лица неоднократно анонсировали возможность начала политических переговоров, хотя фактически никаких реальных консультаций на тот момент не проводилось. Наблюдая усиливающуюся мощь фашистской Германии, Европа замерла в ожидании, и 1939 год стал годом «торговли» — предчувствуя приближение большой войны, и западные страны и СССР прощупывали возможность заключения политических альянсов, на которые можно было бы опереться впоследствии.

В мае Сталин снял с поста министра иностранных дел Максима Литвинова, заменив его на Вячеслава Молотова. Литвинов, имевший еврейские корни, склонялся к союзу с западными державами (Великобританией и Францией).

Закончив проработку последних деталей экономического соглашения Германия и Советский Союз в начале августа приступили к обсуждению политического альянса. Британские и французские переговорщики запланировали в этом же месяце проведение в Москве трехсторонних переговоров по военным вопросам, основной целью которых стала бы выработка единой реакции трех держав на немецкую экспансию.

Трехсторонние военные переговоры между Британией, Францией и Советским Союзом стартовали в середине последнего летнего месяца 1939 года. Транзит советских войск через польскую территорию в случае немецкого нападения стал камнем преткновения, намертво застопорившим достижение какого-либо компромисса. Польские официальные лица категорически отказались дать разрешение советским войскам на передвижение по своей земле: министр иностранных дел Польши выразил опасения, что попав на территорию Польши, Красная Армия немедленно оккупирует страну.

21 августа Советский Союз приостановили трехсторонние военные переговоры с Британией и Францией, поскольку за два дня до этого было подписано окончательное германо-советское коммерческое соглашение. В тот же день Сталин получил уверения, что Германия одобрит секретные протоколы к предлагаемому пакту о ненападении, отдающие часть Польши к востоку от Вислы, Латвию, Эстонию, Финляндию под протекторат СССР.

Поскольку западные страны не желали выполнять советские требования, было принято решение о подписании секретного нацистско-советского договора. На следующий день после приостановки трехсторонних переговоров, Риббентроп получил аудиенцию у Сталина. 24 августа был подписан 10-летний пакт о ненападении.

Согласно протоколу, Румыния, Польша, Литва, Латвия, Эстония и Финляндия были поделены на немецкие и советские сферы влияния. На севере Финляндия, Эстония и Латвия отходили под советский протекторат. Польша разделялась в случае ее «политической перегруппировки»: районы к востоку от истоков Пизы, Наревы, Вислы и Саны отходили Советскому Союзу, а Германии доставались западные территории. Литва, прилегающая к Восточной Пруссии, попадала в германскую сферу влияния, хотя второй секретный протокол, согласованный в сентябре 1939 года, отдал большую ее часть СССР. Согласно ему, Литва получала свою историческую столицу Вильнюс, находившуюся под польским контролем.

Следующий пункт договора предусматривал, невмешательство Германии в действия Советского Союза в отношении Бессарабии, бывшей на тот момент составной частью Румынии.

24 августа официальные советские печатные рупоры «Правда» и «Известия» опубликовали на первой полосе текст несекретной части Пакта, вместе с печально известной фотографией улыбающегося Сталина и Молотова, подписывающего договор.

Новость вызвала ступор и удивление со стороны правительственных лидеров и средств массовой информации всего мира. Большинство знали только о британо-франко-советских переговорах, продолжавшихся в течение нескольких месяцев. Заключенный пакт поверг в шоковое состояние союзников нацистской Германии, в частности Японию, как впрочем, Коминтерн, иностранные коммунистические партии и еврейские общины по всему миру.

Советской и германской пропаганде пришлось достаточно потрудиться для объяснения столь резкой смены политического курса: в течение десятилетия, предшествовавшего подписанию пакта о ненападении, Советский Союз сражался против нацистов как политическими так и военными методами. После подписания пакта Молотов пытался успокоить немцев своими добрыми намерениями, раздавая журналистам комментарии вроде: «фашизм — это вопрос вкуса».

Германские газеты и радио начали массированную обработку общественного мнения, пытаясь заглушить общественный резонанс, вызванный достигнутыми договоренностями с СССР. При этом Гитлер по-прежнему считал нападение на Советский Союз неизбежным.

На следующий день после подписания пакта французская и британская переговорные делегации срочно попросили о встрече с советским переговорщиком К. Ворошиловым, который сослался на изменившуюся политическую ситуацию. В тот же день Гитлер заявил британскому послу в Берлине, что Великобритания должна согласиться с его требованиями в отношении Польши, поскольку подписанный договор с Советами значительно изменил стратегическую ситуацию в сравнении с той, что была во время Первой мировой войны. Теперь у Германии не было необходимости распылять силы, воюя против такого серьезного противника, каковым являлся СССР.

25 августа Великобритания пошла ва-банк, заключив военный договор с Польской Республикой. Благодаря этому обстоятельству Гитлер отложил запланированное на 26 августа вторжение в Польшу до 1 сентября. В соответствии с этим военным договором Великобритания и Франция объявили войну Германии 3 сентября.

1 сентября армия вермахта вторглась в Польшу с запада. Сразу же начались массовые убийства польских и еврейских мирных жителей, а также военнопленных. В первый месяц немецкой оккупации казни прошли в более чем 30 городах и деревнях.
17 сентября советская армия вторглась в Польшу, нарушив советско-польский пакт о ненападении от 1932 года, и оккупировала территорию, закрепленную по секретному протоколу за Советским Союзом. Польские войска уже сражались на западе с превосходящими по всем параметрам немецкими частями, отчаянно стараясь избежать захвата Варшавы, следовательно, не могли оказать серьезного сопротивления Красной Армии.

Германо-советская встреча в сентябре затронула будущую структуру «польского региона». Советские власти немедленно начали кампанию советизации вновь приобретенных районов, организовав поэтапные выборы, результатом которых стала легитимация советской аннексии восточной Польши.

Через 11 дней после советского вторжения, пакт Молотова-Риббентропа был модифицирован в договор о германо-советской дружбе и границе. Совместная декларация Советского Союза и германского рейха, опубликованная 28 сентября 1939 года, заявляла об окончательном урегулировании проблем, возникших в результате краха польского государства и создании надежной основы для прочного мира в регионе.

Стороны выразили свою убежденность в том, что заключение договора поспособствует прекращению состояния войны, существующего между Германией с одной стороны, и Англией и Францией — с другой, что соответствует истинным интересам всех народов. Оба правительства обязывались направить совместные усилия для скорейшего достижения этой цели.

3 октября посол Германии в Москве фон Шуленбург, сообщил фон Риббентропу, что советское правительство желает получить город Вильнюс и его окрестности. 8 октября 1939 года в результате обмена письмами между Молотовым и послом Германии была достигнута новая договоренность.

Странам Балтии ничего не оставалось, кроме как подписать так называемый пакт о защите и взаимной помощи, который позволил Советскому Союзу разместить свои войска на их территории.

Соглашение о решении ряда текущих вопросов Германия и Советский Союз подписали 10 января 1941 года. По секретным протоколам нового соглашения Германия отказывалась от притязаний на литовскую территорию, уступая ее Советскому Союзу в обмен на 7,5 миллиона долларов (31,5 миллиона рейхсмарок). По итогам новых договоренностей граница между Германией и Советским Союзом устанавливалась от реки Игорка до Балтийского моря.

Соглашением также продлевалось действие коммерческой договоренности до 1 августа 1942 года, устанавливались торговые правила в странах Балтии и в Бессарабии, рассчитывалась компенсация за немецкие имущественные интересы в балтийских государствах, входящих теперь в сферу влияния СССР.

Так же в него входили положения о миграции в Германию в течение 2,5 месяцев этнических немцев и немецких граждан с советских балтийских территорий и миграцию в Советский Союз балтийских и «белых русских» граждан с немецких территорий.

Действие пакта о ненападении прекратилось в 03:15 22 июня 1941 года, с началом массированной атаки вермахта на советские позиции в восточной Польше.

Стоит отметить, что сам фон Риббентроп был против вторжения Германии в СССР, о чем даже составил специальный меморандум и направил его лично Гитлеру. Он не сомневался в том, что немецкие войска способны дойти до Москвы, однако выражал опасение, что Германия вряд ли сможет воспользоваться плодами своих побед из-за широко известной способности русских к пассивному сопротивлению.

Сталин проигнорировал предупреждения разведки о планирующемся нападении, и не объявил полномасштабную мобилизацию. После начала вторжения, территории приобретенные Советским Союзом по пакту Молотова-Риббентропа, были потеряны в течение нескольких недель. Всего за шесть месяцев с начала военных действий на территории СССР, потери советских войск составили 4,3 миллиона человек, еще 3 миллиона были захвачены в плен.

источник

В пакт Молотова-Риббентропа кратко вписана суть отношений между Германией и СССР по состоянию на 1939 год.

Являясь, пожалуй, одним из самых известных исторических документов, трудно переоценить его влияние на ход мировой политики, а также на усугубление раскола противоборствовавших на тот момент военных блоков.

Пакт получил свое название от фамилий, подписавших его политических деятелей от Германии и СССР.

Под этим знаменитым названием подразумевается соглашение между двумя странами – Германией и СССР, которое было заключено 23 августа 1939 года.

Вячеслав Михайлович Молотов (настоящая фамилия Скрябин, 1890 — 1986) — российский революционер, советский политический и государственный деятель. Председатель Совета народных комиссаров СССР в 1930—1941 годах, народный комиссар, министр иностранных дел СССР в 1939—1949, 1953—1956 годах. Один из высших руководителей ВКП(б) и КПСС с 1921 по 1957 гг.

Пакт назван по фамилиям двух министров иностранных дел, которые инициировали подписание данного документа.

Ульрих Фридрих Вилли Иоахим фон Риббентроп (1893 — 1946) — министр иностранных дел Германии (1938—1945), советник Адольфа Гитлера по внешней политике. Казнён через повешение 16 октября 1946 года по приговору Нюрнбергского трибунала.

Краткое содержание этого документа подразумевало заключение пакта между двумя державами, основанного на принципе нейтралитета. Стороны обязаны были воздерживаться от прямых военных действий, которые были бы направлены друг против друга, а также не выступать на стороне агрессора, если таковой будет являться третья сторона.

Несмотря на это, пакт прямо оговаривал, что СССР и Германия не являются при всех оговоренных условиях союзниками, но обязуются помогать друг другу информацией и сведениями (карта), которые могут оказать влияние на интересы сторон.

Существуют три основных версии, которых придерживаются при обсуждении причин подписания пакта Молотова-Риббентропа:

  1. Самой распространенной версией является стремление руководства СССР избежать открытого военного столкновения с Германией или, как минимум, отсрочить его. Поводом к данным рассуждениям послужили итоги переговоров в Москве летом 1939 года, когда в условиях открытой агрессии и угрозы нападения на Советский Союз, руководство страны пыталось заключить военный альянс с Англией и Францией, подталкивая их к активным военным действиям против фашистского режима. Переговоры завершились безуспешно и единственным выходом для СССР оставалось заключить военный альянс с Германией, который предусматривал ненападение;
  2. Также рассматривается версия, согласно которой Иосиф Сталин преследовал личные цели, направленные на экспансию Европы, которую он хотел сделать руками А. Гитлера. Его план, по мнению историков, заключался в столкновении капиталистических держав с Германией и включении СССР в военные действия после взаимного ослабления этих стран. Такая политика могла привести к значительному укрупнению Советского Союза и устранению всех значимых угроз в европейской части;
  3. Менее популярной версией (часто это вызывало появление карикатур) является мнение историков о том, что между вариантами соглашения с Британией или Германией, Сталин выбрал последних, как более надежных партнеров. Недоверие Великобритании строилось из-за неоднократных нарушений англичанами взаимных договоров.

Для мировой истории трудно переоценить последствия подписания пакта Молотова-Риббентропа.

Основными пунктами явились:

  1. Главным успехом советской дипломатии было решение назревающего военного конфликта с Германией без единого выстрела. Это полностью обрушило ожидания западных держав, которые хотели столкнуть СССР и Германию в открытом противоборстве.
  2. Границы Советского союза отодвинулись на запад, что оказало существенное преимущество для подготовки к войне.
  3. Экономическое соглашение с Германией позволило СССР дольше «оставаться на плаву» и выиграть преимущество для подготовки к боевым действиям (из-за поставок товаров и оборудования из Германии).
  4. Для стран Прибалтики были отодвинуты сроки захвата немецко-фашистскими войсками, что благоприятно сказалось на экономике СССР.

Помимо договора Сталина и Гитлера о ненападении, между СССР и Германией был также подписан секретный документ, который имел ряд соглашений, скрытых от остальных.

Полный текст был опубликован только в 1993 году после того, как документ потерял статус «Совершенно секретно».

Основными положениями секретного протокола являлись:

  • была разделена область интересов в Литве, где последней возвращался Вильнюс (принадлежавший тогда Польше), и четко определялись притязания СССР и Германии в случае передела;
  • СССР устанавливала свое притязание на территорию Бессарабии, а Германия эту территорию уступала;
  • вопрос о разделе Польши было предложено решить спустя некоторое время.

Дню подписания пакта о ненападении с Германией предшествовала большая дипломатическая работа с попытками создать альянс с Францией и Англией.

Это состоялось летом 1939 года в Москве, когда руководству Советского союза стало очевидно, что избежать агрессии Германии не будет возможно. Результат этих переговоров был затяжным из-за нежелания западных держав идти на уступки и оказывать СССР реальную помощь.

Иосиф Виссарионович Сталин ( 1878 — 1953) — российский революционер, советский политический, государственный, военный и партийный деятель. С 21 января 1924 по 5 марта 1953 года — руководитель Советского государства

Датой начавшихся переговоров является весна 1939 года, своей целью они имели всего три основных требования к альянсу:

  • оказание военной помощи в случае нападения на одного из участников;
  • оказание военной помощи в случае агрессии против третьей страны (был определен список);
  • оказание поддержки, если придется выступить на стороне союзника.

Переговоры неоднократно затягивались и, в связи с изменением сторонами условий, к июлю зашли в тупик. Это побудило правительство СССР принять решение о переговорах с Германией.

Переговоры начались с оценки контрактов с Берлином и обоюдных намеков на официальное закрепление отношений о взаимопомощи (игнорируя Мюнхенское соглашение).

Уже 17 августа были рассмотрены все положения пакта, и Москва получила приглашение для подписания пакта. Личный визит от страны Советов нанес Молотов.

События форсировались самим Гитлером, который имел мнение о срочности военной кампании против Польши. Уже 23 августа 1939 произошло подписание пакта.

Положительные следствия данного соглашения были достаточно очевидными для Советского союза:

  1. Был разрешен польский вопрос, согласно которому СССР получал исторические территории в случае раздела сфер интересов в Европе.
  2. Польша была исключена из антибольшевистской коалиции, лишена возможности выступить на стороне Германии.
  3. После военных действий, СССР получал лояльное и дружественное государство в Польше с марионеточным правительством.
  4. Разрешился японский конфликт – при наличии мирного союза с Германией, Япония не решилась вступить в войну с СССР.
  5. Балтийские республики были защищены от военных действий, что позволило усилить темпы по развитию экономики и подготовке к войне.
  6. СССР удалось сохранить свои военные и экономические ресурсы из-за развязанной войны в Европе и своего нейтралитета.

Минусами данного пакта явились:

  • между Советским союзом и Германией образовалась общая граница, которая открывала последней державе хорошую возможность начать молниеносную войну;
  • возникла напряженность в районах Польши и западной Украины, которая требовала военного вмешательства (гражданская война);
  • СССР понес значительные репутационные потери перед странами запада (было массовое осуждение).

Таким образом, подписание пакта Молотова-Риббентропа несло для мировой истории переломный характер. Сферы влияния и противовесы военных держав кардинально изменились, что значительно сказалось на ходе мировой истории.

источник

После прихода Гитлера к власти в Германии в 1933 году и начавшихся в ходе «Национальной революции» антисоветских и антикоммунистических эксцессов СССР разорвал все (до тех пор весьма тесные) экономические и военные отношения с Германией. Однако уже в 1939 году Москва и Берлин фактически кинулись в объятия друг друга. Не сразу, конечно, постепенно, но тем не менее.

«Искать компромисса с Россией было моей сокровенной идеей: я отстаивал ее перед фюрером потому, что, с одной стороны, хотел облегчить проведение германской внешней политики, а с другой — обеспечить для Германии русский нейтралитет на случай германо-польского конфликта», — эти слова принадлежат Иоахиму фон Риббентропу. И надо сказать, что министр иностранных дел Третьего рейха со своей стороны сделал немало, чтобы эта идея осуществилась.

Все началось с марта 1939 года. На XVIII съезде КПСС Сталин подал явный сигнал, что желает улучшить советско-германские отношения. Дословно он сказал, что «Россия не намерена таскать каштаны из огня для капиталистических держав».

Речь шла о следующем. Доверенный человек президента Рузвельта, посол Буллит, в 1938 году высказывал такое мнение: «Желанием демократических государств было бы, чтобы там, на Востоке, дело дошло до военного конфликта между Германской империей и Россией… Только тогда демократические государства атаковали бы Германию и заставили ее капитулировать». То есть становится понятно, какими мотивами руководствовались в этот момент европейские демократии, да и Соединенные Штаты в том числе, хотя опосредованно.


Иоахим фон Риббентроп подписывает пакт о ненападении

Соответственно, после речи Сталина Риббентроп, воодушевленный посылом, который был сделан из Москвы, начал зондировать почву. В советской столице активизировались переговоры по торгово-промышленному сотрудничеству. То, как начали бы развиваться эти переговоры, стало бы своеобразным сигналом: действительно Москва хочет сближения с Германией или это не более чем фигура речи в выступлении Сталина? Переговоры и впрямь пошли достаточно активно.

Риббентроп и его доверенные лица вступили в переговоры с полномочным представителем в Берлине Астаховым, зондируя почву уже на политическом уровне, поскольку Астахов имел возможность доносить сведения до московского руководства о намерениях Германии. Процесс, как уже отмечалось, начался весной, и за относительно короткий промежуток времени, с марта по август, абсолютизировался.

В этот период активизировалось общение Риббентропа с немецким послом в Москве Шуленбургом, который, в свою очередь, должен был донести намерения немецкого правительства до высшего руководства Советского Союза. Тем временем в Берлине шли активные переговоры высокопоставленного немецкого дипломата Шнурре, который отвечал за торгово-экономическое сотрудничество. Он не занимался крупными политическими вопросами, но тем не менее в беседах с временным поверенным в делах СССР Астаховым и заместителем торгпреда Бабариным политическую почву зондировал.

С Астаховым общался и Риббентроп. Во время одной из застольных бесед он сообщил ему, что если дело дойдет до войны с Польшей, то Германия разделается с ней за неделю. Это было некоторым преувеличением (понадобилось больше времени), но намек был совершенно прямолинейным. В другом застольном разговоре с Астаховым Риббентроп сказал, что для двух таких держав, как Германия и Советский Союз, есть возможность решить все вопросы обоюдных интересов на территории от Балтийского до Черного моря к обоюдному удовольствию и что нет никаких препятствий к достижению этих целей.

В это время в Москве присутствовали военные миссии Англии и Франции, с которыми шли долгие и упорные переговоры относительно заключения военных договоров, аналогичных тому, который в конечном итоге был заключен между Молотовым и Риббентропом. Советский Союз выдвигал массу претензий относительно Польши, а Англия и Франция, как ее (Польши) союзники, естественно, занимали негативную позицию. То есть, в 1939 году, мог бы быть заключен (условно) не пакт Молотова — Риббентропа, а пакт Молотова — Чемберлена или Молотова — Деладье, и ситуация, понятное дело, развивалась бы в ином ключе.

Тем не менее переговоры шли и, что самое интересное, продолжались они вплоть до того, как в Москве появился Иоахим фон Риббентроп. Но до этого он отправил секретную телеграмму Шуленбургу, в которой говорилось: «Имперское правительство (имеется в виду Германия) и советское правительство в соответствии с имеющимся опытом должны учитывать, что капиталистические западные демократии являются непримиримыми врагами как национал-социалистической Германии, так и СССР». И еще: «Германия никаких агрессивных намерений против СССР не имеет. Имперское правительство придерживается взгляда, что в пространстве между Балтийским морем и Черным морем нет такого вопроса, который не мог бы быть урегулирован к полному удовлетворению обеих стран. К ним относятся такие вопросы, как Балтийское море, Прибалтика, Польша, вопросы Юго-Востока Более того, политическое сотрудничество обеих стран могло бы принести только пользу и германской, и советской экономике, которые во всех направлениях дополняют друг друга».

«В результате ряда лет идеологической вражды Германия и СССР действительно испытывают друг к другу недоверие. Еще предстоит убрать много накопившегося мусора. Но можно констатировать, что и за это время естественная симпатия немцев ко всему истинно русскому никогда не исчезала. На этом можно вновь строить политику обоих государств». Эта инструкция имперского министра иностранных дел германскому послу в Советском Союзе была дана 14 августа 1939 года. А дальше, что называется, понеслось…


Сталин, Молотов, Шапошников и Риббентроп во время подписания пакта о ненападении

Молотов, внимательно выслушав Шуленбурга, сказал, что поездка Риббентропа в Москву требует подготовки. И ведь никто тогда, в середине августа, не мог предположить, что на эту подготовку потребуется всего девять дней. Уже 16 августа Риббентроп потребовал у Шуленбурга новой встречи с Молотовым. Кроме того, просил сообщить, что Германия готова заключить пакт о ненападении сроком на 25 лет.

17 августа состоялась встреча советского наркома и германского посла, на которой была оговорена необходимость одновременно подписать специальный протокол, который определит интересы сторон в том или ином вопросе внешней политики, а также станет неотъемлемой частью пакта.
20 августа после ознакомления с проектом советско-германского пакта о ненападении Гитлер направил Сталину телеграмму, в которой сообщал: «Я искренне приветствую подписание нового германо-советского торгового соглашения как первого шага в изменении германо-советских отношений. Заключение пакта о ненападении с Советским Союзом означает для меня долгосрочную основу германской политики…

Я принял проект договора о ненападении, переданный Вашим министром иностранных дел господином Молотовым, но считаю крайне необходимым прояснить некоторые вопросы, связанные с этим договором, как можно скорее… Напряжение между Германией и Польшей становится нетерпимым… В любой день может возникнуть кризис…». 21 августа в Берлин приходит ответ Сталина: «Благодарю Вас за письмо. Я надеюсь, что германо-советский пакт о ненападении ознаменует решительный поворот в деле улучшения политических отношений между нашими странами. Советское правительство поручило мне информировать Вас, что оно согласно с тем, чтобы господин фон Риббентроп прибыл в Москву 23 августа».

И вот в оговоренный день два самолета с Риббентропом и его окружением, с германской делегацией, приземлились в Москве. Существует версия, что по дороге в советскую столицу эти два самолета были обстреляны средствами противовоздушной обороны где-то в районе Великих Лук и лишь по счастливой случайности не были сбиты. Правда это или нет, неизвестно, сам Риббентроп в своих воспоминаниях об этом ничего не пишет.

Интересная деталь: министр иностранных дел Германии летел на персональном самолете фюрера, и когда он прибыл в московский аэропорт, то увидел, что над ним рядом с флагом Советского Союза развевается флаг Рейха. «Обойдя строй почетного караула советских военно-воздушных сил, который произвел на нас хорошее впечатление, мы, в сопровождении русского полковника, направились в здание бывшего австрийского посольства, в котором я жил в течение всего своего пребывания в Москве», — пишет в своих воспоминаниях Риббентроп. А в здании напротив находились английская и французская военные миссии, которые параллельно вели переговоры о заключении военных договоров с Советским Союзом. То есть все это дружественное приветствие происходило у англичан и французов на глазах. Как потом вспоминал Риббентроп, «глаза у них буквально вылезали из орбит». Что касается самих переговоров, то длились они недолго: за один день были подписаны и сам пакт, и секретные протоколы к нему.


Вячеслав Михайлович Молотов и Иоахим фон Риббентроп пожимают руки после подписания пакта

22 августа, накануне прилета Риббентропа в Москву, Гитлер выступил с двухчасовой речью перед руководителями вермахта. Он говорил о неизбежности войны с Польшей и всю ответственность за ее развязывание возложил на поляков. «Противник лелеял еще одну надежду, — продолжал фюрер, — что Россия станет нашим врагом после завоевания Польши. Но он просчитался. Я уверен, — подчеркнул он, — что Сталин никогда не примет английских предложений. Только слепой пессимист может полагать, что Сталин настолько глуп, чтобы не разгадать английских намерений. Россия не заинтересована в существовании Польши… Смещение Литвинова было решающим знаком. В этом шаге я увидел изменение позиции Москвы по отношению к западным державам. Я постепенно изменил отношение к России. Мы начали политические переговоры в связи с заключением торгового соглашения, затем русские предложили пакт о ненападении. Наконец, они пошли еще дальше и заявили о своей готовности подписать его. Четыре дня назад я установил личный контакт со Сталиным и организовал поездку Риббентропа в Москву для заключения этого пакта. Нам не страшна блокада: Восток даст нам зерно, уголь, нефть, металлы, продукты питания… Мы положили начало сокрушению гегемонии Англии. И сейчас путь для солдат открыт».

Во время встречи с Риббентропом Сталин тоже очень любопытно высказался: «Хотя мы многие годы поливали друг друга бочками навозной жижи, это еще не причина для того, чтобы мы не смогли поладить друг с другом». И они начали ладить.

В служебном кабинете Молотова, там же, где проходили переговоры и подписывались документы, был подан ужин, во время которого Сталин произнес очень теплый тост во здравие товарища Гитлера, в котором сказал о фюрере как о человеке, которого он всегда чрезвычайно почитал. В общем, обстановка располагала.

Иоахим фон Риббентроп вспоминал один небольшой эпизод, произошедший к концу этого вечера. Он спросил Сталина, может ли сопровождавший его личный фотограф фюрера сделать несколько снимков. Сталин согласился, и это был первый раз, когда он разрешил фотографировать в Кремле иностранцу. Когда же Сталин и гости были сняты с бокалами крымского шампанского в руках, советский вождь запротестовал: публикации такого снимка он не желает! По требованию Риббентропа фоторепортер вынул пленку из аппарата и передал ее Сталину, но тот отдал ее обратно, заметив при этом, что он верит в честность своих немецких гостей, что снимок опубликован не будет.

Однако мы увлеклись деталями. Что же было сутью пакта? Во-первых, были разграничены сферы интересов в странах, лежащих между Германией и Советским Союзом. Финляндия, большая часть Прибалтийских государств, а также Бессарабия были объявлены принадлежащими к советской сфере. На случай возникновения германо-польского конфликта была согласована «демаркационная линия». То есть фактически вопрос Польши был решен.
И еще один важный факт: одним из условий подписания пакта о ненападении было то, что Германия договаривалась со своей союзницей Японией о том, что та не начнет войну против Советского Союза на востоке. То есть Москва себя, конечно, в этом смысле обезопасила.

источник

На ваш взгляд, приблизил ли пакт Молотова-Риббентропа начало Второй мировой войны? Не стал ли он ее катализатором?

Безусловно, не стал, потому что все военные планы Германии к тому времени были уже сверстаны и заключение советско-германского договора в августе 1939 года никак на них не повлияло. Гитлер рассчитывал, что пакт существенно изменит позицию Англии и Франции, но когда этого не произошло, он не стал отказываться от своих намерений.

То есть Германия в любом случае напала бы на Польшу в 1939 году, даже без пакта Молотова-Риббентропа?

Да, конечно. Вермахт был уже готов к вторжению, и даже была направлена специальная диверсионная группа для захвата Яблунковского перевала, открывающего дорогу на Краков. В конце августа 1939 года колеса немецкой военной машины крутились вне зависимости от результатов переговоров в Москве.

Можно ли сказать, что пакт Молотова-Риббентропа сделал сталинский СССР и гитлеровскую Германию союзниками, которые якобы вместе развязали Вторую мировую войну?

Нет, никакими союзниками СССР и Германия после августа 1939 года не стали. У них не было совместного планирования военных операций, и даже боевые действия на территории Польши обе стороны вели независимо друг от друга. Более того, СССР долго выжидал, прежде чем выйти на линию разграничения сфер интересов, определенную секретными протоколами к пакту Молотова-Риббентропа. Никакой взаимной координации военных действий, подобной сформировавшейся позднее англо-американской коалиции, Германия и Советский Союз в 1939 году не осуществляли.

А как же совместный парад в Бресте и поставки советских ресурсов в Германию вплоть до июня 1941 года?

Парад в Бресте не был парадом в прямом смысле этого слова, неким торжественным мероприятием. Прохождение немецких, а затем советских войск по улицам города служило для советского командования зримым подтверждением того, что немцы действительно покидают территорию, находящуюся в сфере интересов СССР.

Что касается поставок, то они шли в обе стороны. Советский Союз получал высокотехнологическое оборудование, а в ответ поставлял в Германию сырье. Впоследствии мы активно использовали немецкое оборудование для производства вооружений, с которым воевали против Германии. К тому же сами по себе поставки ни о чем не говорят. Вспомним об отношениях Германии и Швеции. Как известно, немцы были едва ли не главными потребителями шведской железной руды. Но значит ли это, что Швеция была союзником Германии? Конечно, нет. Швеция поставляла сырье Гитлеру из-за отсутствия других торговых партнеров и сложной ситуации с продовольствием. При этом в Германии имелись планы оккупации Швеции.

Если отношения СССР с Германией были не союзническими, то тогда как их можно назвать? Дружественными?

Нет, никакой дружбы не было. В наших отношениях с Германией с 1939-го по 1941 год сохранялись напряженность и взаимное недоверие.

А как же тогда договор о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года?

Он так назывался лишь формально. Никакой настоящей дружбы между СССР и нацистской Германией, конечно, не было, да и не могло быть. Это было вынужденное ситуативное партнерство и настороженный нейтралитет.

Оговаривались ли специально в пакте Молотова-Риббентропа или в секретных протоколах к нему сроки выступления СССР против Польши, которое произошло 17 сентября 1939 года?

Все соответствующие документы давно опубликованы и на Западе, и у нас. Конечно, никаких планов по совместной оккупации Польши в них нет. Там лишь обозначается линия разграничения сфер интересов обеих сторон.

То есть согласно пакту Молотова-Риббентропа у СССР не было письменных обязательств нападать на Польшу вместе с Германией?

Конечно, никаких обязательств, тем более с обозначением конкретных дат, не существовало. Более того, СССР мог вообще не переходить советско-польскую границу ни 17 сентября, ни потом. Но поскольку имелось явное недоверие к немцам, в некоторых местах перешедшим линию разграничения интересов, то приняли такое решение. Однако давайте подумаем, как бы развивалась ситуация, если бы эти польские территории заняли германские войска? Тем более что на западном фронте тогда никаких активных боевых действий вообще не было — англичане и французы вели с немцами так называемую «странную войну».

В нынешней Польше занятие Красной Армией ее восточных территорий в сентябре 1939 года называют «ударом в спину». А как вы это оцениваете?

Если использовать эту терминологию, то к моменту вторжения советских танковых бригад никакой спины у Польши уже не было. К 17 сентября польская армия была уже полностью разгромлена вермахтом.

И правительство Польши к тому времени эвакуировалось из страны.

Да, но не это стало спусковым крючком для советского вторжения. Решение о польском походе Красной Армии было принято независимо от этого. Хотя эвакуация правительства Польши наглядно демонстрировала коллапс ее армии. Повторюсь, занятие Западной Украины и Западной Белоруссии Красной Армией в сентябре 1939 года предотвратило ее захват гитлеровскими войсками.

Как вы оцениваете присоединение Восточной Польши (она же Западная Белоруссия и Западная Украина) с военно-стратегической точки зрения? Помог ли раздел Польши между Германией и СССР отсрочить войну или лучше к ней подготовиться?

Тут не следует ограничиваться только Польшей. Немцы нам тогда позволили занять часть территории Финляндии к северо-западу от Ленинграда и поглотить прибалтийские государства. И это в корне изменило всю стратегическую ситуацию в регионе.

На территории бывшей Восточной Польши тоже произошли существенные изменения. До 1939 года головной болью советского военного планирования была так называемая «Припятская проблема» — труднопроходимая лесисто-болотистая местность на юге нынешней Белоруссии. Но затем эта область стала проблемой уже для германского командования, что в 1941 году негативно сказалось на взаимодействии между группами армий «Центр» и «Юг» и дальнейшей реализации плана «Барбаросса».

После окончания Второй мировой войны бывший генерал вермахта Альфред Филиппи написал об этом целую книгу, которая так и называется: «Припятская проблема. Очерк оперативного значения Припятской области для военной кампании 1941 года». Поэтому здесь наше стратегическое положение в 1939 году тоже улучшилось, и 300 километров от старой до новой границы давали СССР существенный выигрыш во времени и расстоянии.

Но ваши оппоненты на это могут возразить так: границу-то отодвинули на 300 километров, но в результате хорошо укрепленную «линию Сталина» на старой границе мы законсервировали, а «линию Молотова» на новой границе к июню 1941 года так и не обустроили.

Утверждение, что так называемая «линия Сталина» была хорошо укреплена, может вызвать лишь горькую усмешку. Она строилась в 1930-е годы во многом по устаревшим чертежам и лекалам, и в ней имелись большие бреши, особенно на территории Белоруссии. Поэтому цепляться за нее особого смысла не было. Но линия обороны на новой границе, как ни странно, сыграла важную роль в 1941 году, несмотря на то, что немцы ее преодолели.

Благодаря ей 1-я танковая группа вермахта была вынуждена сбавить темпы наступления и существенно скорректировать свои планы. Немцам пришлось перераспределить свои силы и средства, что впоследствии помешало им при продвижении к Киеву.

Еще говорят, что на вновь присоединенных территориях (особенно на Западной Украине) Советский Союз получил враждебное местное население, в 1941 году радушно встретившее немцев.

На общем фоне тех событий, когда воевали миллионные армии, этот фактор не имел существенного значения. На исход военного противостояния он вообще не влиял.

То есть вы не считаете, что достижения сталинской дипломатии 1939 года обесценила военная катастрофа 1941 года? Ведь, скажем, находящийся недалеко от границы 1939 года Минск немцы взяли уже 28 июня 1941 года.

Это ложный вывод. Ошибки, совершенные советским руководством в 1941-м, вовсе не были следствием решений, принятых в 1939 году. То, что Сталин не решился на развертывание войск на западных границах в мае 1941 года, не означает того, что положение Красной Армии на границах 1941 года было хуже, чем на рубежах двухлетней давности. Если бы со стороны советского руководства была нормальная реакция на события, предшествующие 22 июня 1941 года, то никакой катастрофы бы не было.

Но этого не случилось, поэтому Минск немцы действительно взяли уже 28 июня. Однако следует помнить, что это сделали подвижные дивизии вермахта еще до выхода к городу основных пехотных сил группы армий «Центр». Именно пехота определяет окончательный контроль над территорией, а не действия механизированных соединений.

Советский Союз получил передышку на два года, чтобы подготовиться к войне. Значительно усилилась наша военная промышленность, а численность Красной Армии возросла с 1 миллиона 700 тысяч человек в августе 1939 года до 5,4 миллиона человек в июне 1941 года.

Да, но из них в 1941 году только в плен попало более трех миллионов.

И что? А если бы война началась в 1939 году, и в плен к немцам попал миллион, после чего войска вермахта спокойно вышли бы на линию Архангельск — Астрахань? Кому от этого стало бы легче?

Как вы считаете, почему переговоры СССР с Францией и Англией летом 1939 года завершились неудачей? Был ли реален союз между ними вместо пакта Молотова-Риббентропа?

Да, теоретически они могли бы договориться, но только в том случае, если бы западные союзники предложили СССР то, чего он так настойчиво от них добивался, — конкретный план действий на случай войны. Однако Англия и Франция рассматривали эти переговоры лишь как средство воздействия на Гитлера, чтобы сдерживать его амбиции, и Москве они мало что могли предложить. В свою очередь, Сталину в случае конфликта с Германией не хотелось спасать западных союзников, как это было во время Первой мировой войны, и принимать основной удар на себя. Эти противоречия во многом и привели к провалу переговоров. Вообще, главная проблема предвоенной Европы заключалась в том, что никто не был готов вместе бороться против Гитлера, отбросив свои сиюминутные интересы.

На ваш взгляд, понес ли СССР политический и моральный ущерб, заключая договор с нацистским режимом? В Коминтерне известие об этом вызвало шок, и сочувствие к Советскому Союзу среди западной левой общественности заметно поубавилось.

Для нашей страны польза от Коминтерна и от новых типов вооружения и военной техники, выпущенных с 1939-го по 1941 год, несравнима. Советский Союз был вынужден делать трудный выбор между симпатиями прекраснодушных замечательных людей на Западе и интересами своей безопасности.

Вы писали, что для СССР советско-германский договор в военном отношении был тем же, чем стало для Англии Мюнхенское соглашение 1938 года: минимум годичной паузой на подготовку страны к войне. То есть пакт Молотова-Риббентропа — наш Мюнхен?

Да, это был наш Мюнхен. У Англии и Франции была точно такая же мотивировка: лучше подготовиться к войне. Разница между Мюнхеном и пактом Молотова-Риббентропа лишь в секретных протоколах о разграничении сфер влияния в Восточной Европе. То, что Мюнхенское соглашение якобы имело целью перенаправить гитлеровскую агрессию на Восток, — это выдумки советских пропагандистов. На самом деле Англии и Франции тоже требовалась хоть какая-то передышка для мобилизации своих ресурсов.

Заключая в 1939 году договор с Гитлером, Сталин никак не мог предвидеть, что будущая война пойдет по совсем иному сценарию, чем он предполагал. Он, например, совсем не ожидал, что в мае 1940 года случится катастрофа Дюнкерка и Франция, которая в Первую мировую почти четыре года успешно держала западный фронт, капитулирует перед Гитлером всего через полтора месяца после начала активной фазы боевых действий. Конечно, пакт Молотова-Риббентропа был циничной сделкой с дьяволом ради интересов нашей страны. Однако дальнейший ход событий показал, что эта сделка для нас все-таки была оправданной.

С кем ещё Германия заключала пакты о ненападении

26.01.1934. Договор о ненападении между Германией и Польшей (пакт Пилсудского — Гитлера).

18.06.1935. Англо-германское морское соглашение (пакт Хора — Риббентропа, фактически снявший запрет на воссоздание Германией военно-морского флота, установленный после Первой мировой войны).

30.09.1938. Мюнхенское соглашение между Германией, Великобританией, Францией и Италией (о передаче Третьему рейху Судетской области Чехословакии). В тот же день отдельно подписана Англо-германская декларация о дружбе и ненападении.

06.12.1938. Франко-германская декларация (пакт Бонне — Риббентропа о мирных отношениях и отказе от территориальных споров).

15.03.1939. Дюссельдорфское соглашение (подписано между представителями британских и германских промышленных кругов о совместной экономической деятельности в Европе).

07.06.1939. Договоры о ненападении между Германией и Латвией, а также между Германией и Эстонией.

23.08.1939. Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (пакт Молотова — Риббентропа).

25 августа 1939 — го был заключен англо-польский военный альянс, гарантировавший британскую помощь полякам в случае нападения вермахта. Но, по сути, англичане ничего не сделали

источник

Читайте также:  Как кошку сводить с котом